Украина в системе безопасности ЕС: недооцененный партнер

Жаркие споры о проблемах демократии в Украине, переговоры по вопросам торговли между ЕС и Украиной и «утечка» внимания ЕС от своих восточных соседей в сторону Северной Африки — все это имело место в последнее время.

Однако тенденции в военной ориентации Украины остались без внимания. С момента приобретения Украиной «внеблокового» статуса в 2010 году направления развития международного сотрудничества страны в сфере безопасности были практически проигнорированы экспертами и политиками.

Однако о проблемах безопасности забывать не следует. В течение многих лет Украина была партнером ЕС в области безопасности. Данное партнерство во многом мотивировано осознанием Украиной важности вопросов безопасности и обороны для интеграции в Европу.

Анализ нынешнего этапа отношений между ЕС и Украиной в области безопасности приводит к удивительному выводу: в то время как ЕС беспокоится о том, что Украина взяла курс на сближение с Россией, сам ЕС стремится обеспечить более активное сотрудничество с Россией по вопросам безопасности, что грозит исключением Украины из формирующейся европейской архитектуры безопасности.

Интеграция безопасности

«Внеблоковый статус» Украины не позволяет ей войти в какой бы то ни было альянс по безопасности (в частности НАТО) на законодательном уровне. На этом фоне сотрудничество с системой общей безопасности и оборонной политики ЕС (ОПБО) приобретает все большее значение. Хотя Украина не может официально быть частью ОПБО, согласно заявлениям политических кругов ­- ЕС поддерживает Украину в части её сближения с ЕС. Президент Украины Виктор Янукович, заявил на совещании послов в декабре 2010 года, что членство Украины в ЕС будет гарантом безопасности Украины и будет соответствовать ее «внеблоковому статусу».

С 2005 года Украина пользуется привилегированным статусом в ОПБО. Украина, вместе с Республикой Молдова (РМ), имеет право присоединяться к заявлениям и решениям ЕС в рамках Общей внешней политики и политики безопасности ЕС. Этот механизм интеграции традиционно применяется к странам-кандидатам на вступление в ЕС и таким образом, у них есть достаточно времени для адаптации к правилам и механизмам ОПБО.

Право Украины на присоединение к декларациям ЕС в рамках Общей внешней политики и политики безопасности было подтверждено в Повестке дня ассоциации, временном соглашении между Украиной и ЕС, которое действует до вступления в силу Соглашения об ассоциации . В 2005 году Украина подписала соглашение о постоянном обмене секретной информацией с ЕС. В марте 2008 года Верховная Рада Украины ратифицировала соглашение между Украиной и ЕС, которое регулирует участие Украины в операциях ЕС по кризисному урегулированию. На сегодняшний день Украина имеет позитивную историю присоединения к общим дипломатическим позициям ЕС: согласно отчету, представленного Кабинетом Министров Украины в марте 2010 г. по имплементации выполнения Повестки дня ассоциации Украина-ЕС, Украина присоединилась к 90% позиций ЕС.

Под президентством Виктора Януковича политическая позиция Украины была несколько скорректирована. В 2010 году уровень «согласованности» был значительно меньше, чем в предыдущие годы. Одна из областей раздора стала позиция ЕС по репрессиям в Беларуси. Украина воздержалась от присоединения к декларации Вышеградской группы в феврале 2011 года. Это стало значительной проблемой после жестокого разгона оппозиции на Октябрьской площади Минска в декабре 2010 года.

Украина является одним из 14 третьих государств (вместе с Албанией, Анголой, Канадой, Чили, Хорватией, Македонией, Исландией, Черногорией, Новой Зеландией, Норвегией, Швейцарией, Турцией и США) и единственной из стран Восточного партнерства, которое принимает участие в текущих миссиях и операциях ЕС. В настоящее время Украина участвует в миротворческой миссии ЕС в Боснии и Герцеговине и миссии по борьбе с пиратством у берегов Сомали (Атланта). С 1 июля 2011 года украинские военно-морские силы присоединились к боевой группе HELBROC под греческим руководством на шесть месяцев. Украина стала третьей страной после Турции и Норвегии, направившей свои войска в военную группировку Союза.

Вместе с ЕС Украина настаивает на разрешении «замороженных» конфликтов в соседних с ЕС странами, в частности по вопросам территориального суверенитета Грузии, Молдовы и Азербайджана. Все три страны приветствовали решения Януковича, повторяя это как «мантру», поскольку имели вполне обоснованные опасения относительно принятия Украиной «пророссийской» позиции по этим вопросам.

Важно отметить, что Украина играет важную роль в урегулировании конфликтов в Приднестровском регионе — то есть по вопросам внешней политики и безопасности, которым уделяется особое внимание в ЕС. С 1994 года Украина играла роль посредника в Приднестровском конфликте. Таким образом, Украина имеет жизненно важное значение для разрешения развивающихся конфликтов. Она в свое время предложила Европейскому Союзу и США присоединиться к процессу урегулирования конфликта в качестве наблюдателей в формате «5+2». ЕС организовала миссию по приграничной помощи Республике Молдова и Украине (данная помощь заключалась в технической и консультативной поддержке).

Конечно, сотрудничество в области безопасности между Украиной и ЕС не обходится без трудностей. В частности финансирование своих проектов стартовавших в рамках международных обязательств Украины является для неё весьма сложной задачей. Расходы на оборону Украины на 2011 год в 6 раз меньше, чем в Польше. Тем не менее, с точки зрения глубины сотрудничества по вопросам безопасности, Украина является лидером среди восточных соседей ЕС.

Сближение ЕС и России. Взгляд из Украины.

Украина рассматривает отношения России и ЕС в области безопасности с растущей озабоченностью. Брюссель и Москва пока не нашли понимания по многим вопросам глобальной безопасности. И, тем не менее, именно Россия, а не Украина, стала значимым партнером ЕС в области безопасности. И это едва ли удивительно, так как влияние России на европейскую политику гораздо сильнее, чем аналогичное влияние Украины. То есть ЕС ищет партнеров для обмена мнениями по важнейшим международным вопросам, отдельно от своих партнеров по безопасности.

Москва не пытается согласовывать свою внешнюю политику с ЕС ведь она (политика России) часто прямо противоречит позиции ЕС. В отличие от ЕС и Украины, Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии и в настоящее время обеспечивает существенную экономическую поддержку приднестровскому региону. Россия также отказалась вывести войска из Приднестровья (в соответствии с стамбульскими обязательствами 1999 года) и Грузии (после подписания шести пунктов мирного договора при посредничестве президента Франции Николя Саркози). Кремль подверг критике «Восточное партнерство» ЕС как угрозу своей «сфере привилегированных интересов». Отношения между Россией и ЕС существенно осложнились после войны в Грузии в 2008 г., а Мониторинговая миссия ЕС в Грузии была начата как раз вследствие российско-грузинской войны.

Тем не менее, Европейская стратегия безопасности определяет Россию как ключевого игрока, с которым ЕС хочет построить стратегическое партнерство. К 2001 году Россия уже имела более развитые отношения с ОПБО (тогда ЕПБО), чем любой другой игрок из третьих стран. С этого же года Россия проводит консультации с комитетом по политики и безопасности ЕС — основным органом, принимающим решения по ОПБО. Сначала Россия отнеслась к ОПБО позитивно, видя в ней удобный формат сотрудничества, поскольку, в отличие от НАТО, ЕС не имела ни ресурсов, ни амбиций подчинить российские вооруженные силы. Однако вскоре Кремль начал выражать неудовольствие тем фактом, что, по его мнению, ЕС не видел в России равного партнера и не стремился к созданию общего консультационного формата.

В июне 2010 г. генерал Хакан Сирен, председатель Военного комитета ЕС, упомянул о желании России играть роль «реального партнера» в миссиях ОПБО и указал на текущие переговоры об этом вопросе с Россией и Украиной.

Запуск Европейской службы внешнеполитической деятельности существенным образом не поспособствовало развитию отношений в области безопасности между ЕС и Украиной. Действительно, Украина занимает далеко не первое место в повестке дня для верховного представителя ЕС по внешней политике — Кэтрин Эштон.

Для своего первого визита в Украину в качестве верховного представителя по иностранным делам и политике безопасности ЕС — Эштон избрала инаугурацию президента Украины — Виктора Януковича. Таким образом, это означало её неучастие во встрече министров обороны стран ЕС с генсеком НАТО Андерсом Фог Расмуссеном (данное мероприятие совпало с датой инаугурации президента Украины). Стоит отметить, что это была первая подобная встреча на таком высоком уровне после вступления в силу Лиссабонского договора.

Эштон попала под шквал критики со стороны правительств ЕС в связи со своим визитом на инаугурацию Виктора Януковича, что далеко не способствовало развитию диалога между ЕС и Украиной. Ее очередной официальный визит в Украину после инаугурации Януковича, запланированный на 1-2 марта 2011 года, был отменен из-за революции в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Приезду высокого чиновника в Киев в 2010 году предшествовал её визит в Россию. Она (К.Эштон) также присутствовала на саммите ЕС-Россия, состоявшемся состоялся в Ростове-на-Дону летом того же года. Также она встретилась с министром иностранных дел России Сергей Лавров. Несмотря на многочисленные разногласия по ряду вопросов, от прав человека до политики в отношении «замороженных» конфликтов Ирана и Европы, Эштон обсудила с Сергеем Лавровым ситуацию в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Пока достижения такого же уровня партнерства вне зоны досягаемости президента Януковича. В самом деле, большинство связей между ЕС и Украиной осуществляется через Президента Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу и комиссара ЕС по вопросам расширения политики соседства — Штефана Фюле.

Украина до сих пор открыто не выражала обеспокоенность по поводу углубления отношений ЕС и России в сфере безопасности. Тем не менее, Европейский союз дал украинским властям повод для беспокойства. После рассмотрения предложения Президента Медведева о новой архитектуре европейской безопасности в 2010 г. Германия выдвинула идею о Комитете Россия-ЕС по вопросам внешней политики и безопасности на уровне Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон и Министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. В обмен на создание такого органа немцы ожидали от России приложение усилий в урегулирование приднестровского конфликта.

Несмотря статус посредника на одном уровне с Россией по вопросам урегулирования Приднестровско конфликта, Украина не была приглашена на переговоры о комитете. Официально, Украина безоговорочно поддерживает любые шаги, направленные на разрешение приднестровского конфликта при условии территориального суверенитета Республики Молдова. Некоторые дипломаты, однако, выказывают некую долю обеспокоенности тем, что предлагаемый орган может превратиться в новую структуру безопасности в Европе, которая подорвет существующие форматы безопасности, такие как НАТО, ОБСЕ и ОПБО.

Важно понять, что Украина выступает в качестве «получателя», а не «поставщика безопасности». И в связи с этим она воспринимает ЕС как посредника между собой и Россией. Если в какой-то момент Москва и Брюссель достигнут соглашения о совместном формате безопасности, Украина не сможет защитить свои собственные интересы в этой области.

Украинское министерство иностранных дел поручило своим посольствам в странах ЕС провести опрос в каждом государстве-члене для того, чтобы получить представления об отношении стран к вопросу создания такого комитета. Исследования увенчались успокаивающими результатами: 27 стран-членов ЕС не имеют согласованной позиции по Комитету: некоторые государства-члены ЕС не имеют серьезных возражений по поводу создания такого органа, однако и не видят особого смысла в его создании, в то время как другие члены ЕС были категорически против России, имеющей долю в ЕС по вопросам внешней политики и безопасности. Действительно, по ряду причин год спустя значительного прогресса по проекту не удалось достичь. Россия и Германия не смогли договориться о последовательности действий: Германии требует, чтобы Комитет был создан после принятие участия России в урегулирования конфликта в Приднестровье, а Россия настаивает на том, что этот вопрос должен быть обсужден после того как Комитет приступит к работе.

Украина также выразила обеспокоенность по франко-русской военно-морской сделке. В январе 2011 года Франция подписала соглашение о продаже 4 кораблей класса «Mistral». Сделка четко сдвинула баланс сил в регионе в отношении Украины и других стран, а именно в отношении Грузии. Приобретает дополнительный смысл соглашение о продлении размещения Черноморского флота России в Севастополе продлен до 2042 года. Хотя размещение «Мистралев» в Крыму маловероятно всё это совсем не способствуют укреплению безопасности Украины.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Действительно ли Украина беспокоится по вопросу сближения России и ЕС в области безопасности? Украинские дипломаты считают, что на данный момент Украина является более глубоко интегрированной страной в пространство безопасности ЕС, чем Россия. Они приветствуют конвергенцию между ЕС и Россией, но они боятся, что это станет препятствием в отношениях «ЕС-Украина». Украинские власти говорят, что они проявят беспокойство, если диалог по вопросам безопасности между ЕС и Россией углубляется слишком сильно.

Трудно спорить с тем, что Россия и Украина находятся в геополитическом плане в «разных весовых категориях». Однако в то время когда Россия может быть только внешним партнером безопасности Союза, Украина стремится к полной интеграции. Когда Украина и ЕС подпишут Соглашение об ассоциации, для официального Киева откроется больше возможностей сотрудничества с ЕС в сфере безопасности, в том числе финансовых. Украинское правительство может использовать их для продвижения сотрудничества в сфере безопасности, вплоть до преподнесения их как «истории успеха» в отношения Украина-ЕС.

В свою очередь, ЕС должен дать понять Украине, что её безопасность не является предметом для торга с Россией. С учетом продолжающегося сотрудничества с Украиной в рамках ОПБО на протяжении многих лет, ЕС должен приложить усилия, чтобы поощрять курс на сближение с ЕС официального Киева. Это было бы экономически эффективным способом для ЕС поддержать собственную привлекательность в Украине в то же время демонстрируя, что, несмотря на «внеблоковый статус» Украины, она принимает активное участие в европейских проектах в области безопасности. Хотя некоторые эксперты в Украине и государствах-членах ЕС воспринимают Украину дрейфующей в сторону России, такое заявление (пер. — по вопросу важности Украины для ЕС) должно четко обозначить приверженность Украины к европейским вопросам интеграции.

Общая политика безопасности и обороны представляет отличный шанс для ЕС, чтобы распространить свое влияние в регионе, а для Украины — это возможность укрепить свои геополитические позиции без ущерба для своего «внеблокового статуса». Если ЕС ищет успеха в этом районе Восточной Европы, привлечение Украины в европейскую архитектуру безопасности содержит много нереализованного потенциала, который ЕС может очень выгодно использовать.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 23 Дек 2019 в 00:46. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.