Украина играет на противоречиях между США и Россией

Украина готова участвовать в единой системе противоракетной обороны, которую будут создавать Россия и США, заявил министр иностранных дел Украины Константин Грищенко, выступая в понедельник в Центре Карнеги в Вашингтоне. Об этом сообщает «Комсомольская правда на Украине».

«У нас есть серьезные и передовые идеи относительно того, как можно строить систему ПРО, которые могут рассматриваться», — подчеркнул украинский министр. Он напомнил, что на Украине есть два объекта, которые могут использоваться для нужд ПРО — один в Севастополе и один в Мукачево. «Если они могут быть использованы для совместной или, насколько я понимаю разницу в терминологии между США и Россией, общей системе ПРО, мы будем рады принять в ней участие», — заверил собравшихся Грищенко.

По правде говоря, эта украинская инициатива не так уж и нова — впервые с ней украинские должностные лица выступили вскоре прошлогоднего ноябрьского саммита НАТО в Лиссабоне. Как раз тогда генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен торжественно объявил, что Альянс официально пригласил Россию к сотрудничеству по проекту создания территориальной системы противоракетной обороны для евроатлантического региона, и президент России Дмитрий Медведев дал на это официальное согласие.

Как раз тогда президент США Барак Обама заявил, что «мы ожидаем начать работу с Россией о кооперации с ней в этой области (ПРО), признавая, что у нас много общих угроз». Вслед за ним высшие натовские чины единодушно настаивали на том, что «в отличие от прежних времен, когда ПРО было камнем преткновения в отношениях России и Альянса, предложенная администрацией Барака Обамы система, наоборот, будет способствовать сближению с Москвой».

Канцлер ФРГ Ангела Меркель о российском участии в европейском ПРО говорила, что ей «хотелось бы, чтобы Россия была вовлечена туда настолько широко, насколько это возможно». А французский президент Николя Саркози тогда же громогласно сообщил, что Франция «отказалась бы от проекта противоракетного щита, если бы он оказался враждебен России».

В такой обстановке всеобщего миролюбия и взаимопонимания не мог отмолчаться и официальный Киев. И через три дня после лиссабонского саммита секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) Раиса Богатырева объявила в Варшаве, что и Украина готова участвовать в строительстве единой системы противоракетной обороны в Европе. При этом Богатырева предложила не только украинское участие «в строительстве европейской ПРО, но также предложила использование своих радаров». «Если это предложение заинтересует альянс, мы готовы конкретно сотрудничать», — цитировал ее заявление ИТАР-ТАСС. Причем, как поняли заявление даже в Варшаве, эта инициатива никак не отражается на внеблоковом статусе Украины.

Впрочем, «старшие братья» по НАТО отреагировали на инициативу Богатыревой хоть и достаточно быстро, но без особого воодушевления. Заместитель генсека НАТО Дирк Бренгельман ответил по этому поводу, что «участие Украины в системе противоракетной обороны Европы будет зависеть от позиции России».

Бренгельман, конечно сделал оговорку, что у России нет никакого права вето на сотрудничество Украины и НАТО, что по вопросам ПРО, что по каким-либо другим. Просто, во-первых, в Альянсе пока сами не могут определить, как будет выглядеть и функционировать система ПРО. Тем более, там не могут и представить, чем Альянсу в этом отношении может помочь Украина. То, что бывшие советские РЛС в Мукачево и Севастополе НАТО не нужны и даром, особенно никто и не скрывает. Но объявить о том, что видят Украину стартовой площадкой для систем ПРО, в НАТО посчитали чрезмерным — этак можно не на шутку испугать Киев и здорово разозлить Москву. А с Россией все-таки из-за Украины сейчас в НАТО ссориться не хотят. Вот Бренгельман и объяснял в предельно деликатной форме украинским журналистам: «Нет, я не это имел в виду. Я говорил о том, что нам в НАТО, прежде чем мы обратимся к более широкому кругу партнеров, нужно сначала завершить согласование с Россией, потому что Россия — самый сложный партнер».

Переговоры по пресловутой «единой ПРО» и впрямь сейчас идут очень непросто. На прошедшей недавно Мюнхенской конференции по безопасности министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Хилари Клинтон обменялись весьма резкими выпадами в сторону друг друга.

Как заявила Клинтон, США не собираются принимать на себя какие-либо ограничения в сфере развития системы ПРО. «Мы совершенно четко заявили: мы не примем никаких ограничений в отношении нашей системы ПРО», — категорически объявила она. И присовокупила, что «Правительство США сделает все, что необходимо для защиты американцев, наших Вооруженных Сил, наших друзей и союзников от нападения со стороны стран вне Европы».

В ответ Лавров заявил, что «гипертрофированный акцент НАТО на «коллективную оборону» на фоне рассуждений о неких «угрозах с Востока» нас, конечно же, не радует». Он прямо указал, что готовность России обсуждать в Совете Россия-НАТО пути налаживания сотрудничества в области ПРО не означает заведомого согласия Москвы на разрабатываемую без ее участия программу НАТО. И что диалог с Россией о совместной европейской системе противоракетной обороны (ЕвроПРО) не должен использоваться для отвода глаз от американо-натовской ПРО. «Пока получается так, что НАТО в своих внутренних проработках темы ПРО собирается идти на шаг, а то и на два, впереди того, что мы в этой области будем делать вместе в рамках СРН. Все же надеюсь, что нас не будут опять пытаться поставить перед свершившимися фактами, иначе не избежать осложнений», — предупредил Лавров.

И вот в ситуации этой неявной конфронтации под видом «диалога о единой ПРО» министр иностранных дел Украины снова поднял вопрос об участии своей страны в этом проекте. Правда, он уточнил, что «прежде всего, мы должны понять логику переговоров между США и Россией в отношении того, когда, где и для каких целей она (система ПРО) будет создана».

Это очень уместное пожелание, если учесть вышеприведенную пикировку Лаврова и Клинтон. Впрочем, и Грищенко, кажется, понимает, что две основных стороны переговоров явно не могут найти общего языка, И поэтому он деликатно замечает, что «мы готовы позитивно участвовать в этой дискуссии, но часто предложение о помощи в переговорах между двумя не всегда приветствуется, когда ее будут готовы принять, мы готовы участвовать».

Впрочем, американская сторона сейчас готова вновь использовать Украину как своего младшего партнера в игре с Россией. Даже «несмотря на ее внеблоковый статус». Как заявил буквально сегодня заместитель помощника генерального секретаря НАТО Джеймс Аппатурай, «мы уважаем выбор украинского правительства и украинского народа о своем развитии — о внеблоковом статусе. Наше намерение сотрудничать с Украиной с тех пор не ослабло, и мы продолжаем помнить те обязательства, которые взяли на себя в Бухаресте (то есть, принять Украину и Грузию в НАТО, как и обещали Саакашвили и Ющенко в 2007 году. — КМ.RU)», — цитирует слова Аппатурая украинское агентство УНИАН.

Также Аппатурай заявил, что НАТО готово в будущем привлечь Украину к обсуждению вопроса развертывания системы противоракетной обороны в Европе. Впрочем, Аппатурай поспешил отметить, что «все европейские государства, в том числе и Украина, должны быть уверены, что мы не ставим перед собой задачу провести какой-то водораздел в Европе. Цель состоит в том, чтобы обеспечить совместную защиту».

При этом эксперты полагают, что Украина нужна НАТО как стартовая площадка для размещения ПРО, поскольку она граничит с Россией. Однако украинские станции РЛС непригодны для создания системы противоракетной обороны, которую строит НАТО в Европе. Как уже заявлял КМ.RU главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, станции РЛС в Севастополе и Мукачево абсолютно бесполезны для НАТО, поскольку контур боевого управления будущей системы ПРО составляют американские многофункциональные РЛС.

Оставшиеся в наследство от СССР станции имели какое-то значения, лишь когда были включены в общий контур о предупреждении о ракетном нападении России. Сами по себе они не нужны потому, что в НАТО действует совершенно другие алгоритмы, в Альянсе все вопросы передачи данных провязаны в едином информационном пространстве и в единых кодах. Это невозможно интегрировать. Это как взять первую машину ЭВМ, которые выпускались в Советском Союзе, и попытаться соединить с высокотехнологическим процессором. А новая общеевропейская система ПРО будет создаваться на единых технических принципах.

Сама же Украина нужна НАТО в конечном итоге лишь как стартовая площадка для размещения противоракет, а не радаров, как страна, которая наиболее близко находится к России, считает Игорь Коротченко. А все заявления со стороны НАТО и США об участии Украины в «единой европейской ПРО» — это дипломатические реверансы.

Впрочем. украинский эксперт, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак, наоборот, высказывал предположение, что Украина может выиграть, став площадкой для размещения ПРО. Она, видите ли, удачно расположена — на пересечении главных траекторий ракет.

Как он заявлял в свое время proUA: «Я абсолютно согласен с тем, что у нас устаревшие станции, но есть нюанс, связанный с территорией их расположения. Украина находится как раз на перекрестке главных, как говорят, потенциально опасных траекторий ракет. Это очень важно. Даже если будут использованы радарные технологии иностранного производства, то уже сам факт участия Украины в подобном проекте имел бы солидное политическое значение».

По мнению Бадрака, стать площадкой для ПРО — «это реальная возможность вхождения в европейский клуб безопасности, а также возможность поддерживать связи и с Европой, и с Россией». «Этот проект является объединяющим с точки зрения интересов обоих сторон, а это бывает довольно редко. Ведь в основном их интересы строятся на противоречиях. Украина оказывается на перекрестке между Россией и Европой», — подчеркнул он.

Бадрак также не исключил возможности «поиграть» на противостоянии США и России в вопросах объединения систем ПРО, в частности в Польше. «Это вопрос дипломатии. При условии политического лоббирования на всех уровнях и активности в этом направлении, думаю, такая игра возможна. Говорить об этом предметнее можно, лишь если знаешь множество деталей. Сейчас идет переговорный процесс, и мы видим лишь часть айсберга», — говорит Бадрак.

Похоже, высшие представители украинского истеблишмента, как и данный эксперт, тоже не против «поиграть» на противоречиях между Россией и США. И использовать такую «удачную» для их страны конъюнктуру: оказаться «как раз на перекрестке главных, как говорят, потенциально опасных траекторий ракет».

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 14 Апр 2020 в 04:43. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.