Торпедная дипломатия. «Знаки» с Андреем Кондрашовым

У восточных границ России может начаться война. Северную Корею, как малолетнего хулигана, журит Южная, в такт размахивает кулаками Америка, скрипит зубами Япония, нервничает Китай. А Россия молчит. В чем дело? Авось, обойдется? А если нет?

К тому, что две Кореи постоянно ссорятся и вечно в полувойне, все привыкли. Ружье, которое висит на стене, то есть на карте Евразии под нашим Владивостоком, не стреляет уже 60 лет, и многим, видимо, кажется, что и не стрельнет. Хотя тот самый второй акт, возможно, как раз уже начался.

Во всяком случае, японцы, которых северные корейцы, кажется, больше всех раздражают, говорят, что такой близости войны не было с самых 50-х. Не заряжает оптимизмом и президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов.

ИВАШОВ: Дай Бог, чтобы не было этой войны, потому что война между двумя Кореями может вылиться в большое широкое противостояние. Мы видим, какой активный интерес проявляют США. В этот процесс обязательно будет вовлечен Китай, это затронет Россию, потому что происходящее — у наших границ. И много, чего еще может неприятного произойти.

Неприятность, с которой все началось на этот раз, произошла в марте. Затонул южнокорейский корвет, который патрулировал воды в спорном квадрате Желтого моря у берегов северян. Сеул, оплакивая гибель 46-ти своих моряков, лишь поначалу и в числе многих версий допускал, что корабль могли атаковать КНДР. Пхеньян, который никогда не упускал случая гордо заявить нации о своих военных успехах, на этот раз молчал. И вдруг в одночасье на Ким Чен Ира спустили разом всех собак.

Комиссия экспертов, которых, как не трудно заметить, собирали исключительно в странах, имеющих хорошие партнерские отношения с США, приходит к выводу, что южнокорейский корвет затоплен торпедой, выпущенной северокорейцами. И началось.

Пхеньян, заявив официально, что не стрелял по кораблю, понял, что его никто не собирается слушать, и разорвал с южным соседом все отношения. Южане заявили, что их терпению пришел конец, и объявили боевую готовность армии. Северяне мобилизовали войска и обещали атаковать любого, кто нарушит их границы. С обещаниями защитить Сеул тут же выступил Вашингтон. Такой алгоритм многим показался знакомым, а Леониду Ивашову, например, подозрительным.

ИВАШОВ: Все, что там произошло попахивает очень серьезной провокацией. Провокацией, в развитии которой Северная Корея не заинтересована. То, что показали нам ржавую железяку, утверждать, что это торпеда, выпущенная с подводной лодки Северной Кореи, это не аргумент. Это игра на публику. Я опасаюсь, что кто-то заинтересован, чтобы у границ России и Китая создать очаг нестабильности, очаг вооруженного конфликта.

То, что куски железа, показанные миру как куски северокорейской торпеды, малоубедительны, это, действительно, факт. Во-первых, эти куски почему-то немецкого производства, во-вторых, уж слишком ржавые. Для такого состояния торпеде, даже если это была торпеда, надо было лежать на дне годами.

Скорее всего, южнокорейский корвет затонул из-за взрыва по причине какой-то технической неисправности собственного вооружения, считает ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. Но президент Ли Мен Бак, видимо, решил не идти по стопам Путина, по которому в свое время так больно ударил Курск.

АСМОЛОВ: Потому что Ли Мен Бак как человек прагматичный, вполне вероятно, мог прийти к следующему выводу: признать, что у нас были проблемы и бардак в армии — это не хорошо. А если мы скажем, что это Север, то это даст рейтинг нам. Поможет обеспечить международную поддержку, консолидирует нацию, позволит прижать оппозицию, потому что они выступали за межкорейский диалог, а вот посмотрите, какие вещи они делают: наших ребят топят.

В общем, если все это внутриполитические игры любимца Буша Ли Мен Бака, это еще полбеды. Бывший мэр Сеула, который ничего не понимает во внешней политике, который завалил экономику страны, ради рейтингов, по словам оппозиции, может поиграть и в войну. Особенно когда американцы под боком. Но если война вдруг возьмет и случится?

На что напорется южнокорейская армия при попытке приструнить Ким Чен Ира? Чтобы не казалось, что под боком у России может произойти лишь маленький локальный конфликт, наша справка.

СПРАВКА. Армия КНДР больше, чем российская. В ее рядах – свыше полутора миллионов солдат и офицеров. Воспитание жесткое. Могут по нескольку дней оставаться без еды и воды, и последнюю пулю обязаны хранить для себя, чтобы не сдаваться в плен. 185 пилотов подчиняются лично Ким Чен Иру. Это камикадзе на самолетах одноразового действия для уничтожения кораблей и особо важных объектов противника. В северокорейской армии 1200 самолетов, 2500 БТРов, более 3 тысяч танков, 12 тысяч артиллерийских установок. Ядерный потенциал не известен. Но число ракет, способных донести боезаряд, на расстояние от ста до полутора тысяч километров, может составлять до 700 штук.

Все это, правда, никак не впечатляет Константина Асмолова. Ему кажется, что Южная Корея, со своей американоподобной армией куда сильней, хоть и уступает северянам по числу солдат и техники кратно.

АСМОЛОВ: Расходы Южной Кореи на оборону в 26 раз больше северокорейских. Население Северной Кореи в два раза меньше Южной. А это довольно важно, потому что касается мобилизационного потенциала. Не говоря о том, что с 1953 года у Южной Кореи со Штатами договор о взаимной обороне, согласно которому, в случае чего, американцы не просто вступаются за них, а напрямую командуют южнокорейскими войсками, как своими.

Важная деталь. Общество северных корейцев, воспитанное на идеях чучхе, случись сухопутная операция, будет воевать, мягко говоря, отлично от южан. Северянам незнаком такой смысл жизни, как потребительство, и среди населения, помимо армии, обучено воевать еще 5 миллионов резервистов, которые будут сражаться за идею, а не за процветание автоконцерна Hyundai.

Все это, впрочем, вряд ли можно противопоставить армии американской, которая после Афганистана уже вряд ли рискнет пойти на какую-либо наземную операцию. Бомбить с воды и с воздуха, не пачкаясь на земле, — стиль как раз демократов, которые у власти. А им Ким Чен Ир, которому терять нечего, попытается ответить только ядерным ударом. Если успеет.

В любом случае, нам над Владивостоком ядерное облако точно не нужно, как не нужны и северокорейские беженцы в Сибири. По логике, война не нужна ни Пхеньяну, ни Сеулу. По логике, даже американцам не выгодно таким способом менять режим в Северной Корее — слишком дорого. Правда, свои долги они никогда не считали.

Но быть или не быть войне, решается именно сейчас. Заявления делает Евросоюз, НАТО, даже далекая Канада, не говоря уже о Хиллари Клинтон, которая сразу прилетела в Сеул. А Россия молчит. Константин Асмолов считает, что это правильно, генерал Ивашов спорит.

АСМОЛОВ: Россия должна быть независимым арбитром. Потому что это не наша драка. Поэтому то, что делает российское правительство — это, в общем, правильно. Мы спокойно выжидаем.

ИВАШОВ: Восемнадцать лет новой России, они приучили нашу внешнюю политику, наше высшее политическое руководство к тому, что мы следуем вот этой пассивной линии. Мы забыли о своей роли — роли ответственного государства. Государства, которое должно работать на обеспечение международной безопасности и мира для всех. И поэтому сейчас, конечно, хотелось бы активности, но мы, наверное, ждем, как Барак Обама, еще кто-нибудь отреагирует.

На неделе, правда. Россия сподобилась на знак. Наш ВМФ отправляет-таки в Сеул экспертов, чтобы посмотреть на те ржавые обломки, над которыми колдуют западные эксперты. Мы-то знаем, каким оружием располагает КНДР. Интересно только, почему Москва сразу не поставила вопрос, почему ни ее, ни Пекин в комиссию не включили.

Правда, эксперт Дмитрий Косарев, например, не согласен с критикой тех, кто считает, что российская политика в этом важнейшем регионе сегодня ни рыба ни мясо.

КОСАРЕВ: А почему мы должны быть везде и рыба, и мясо? Есть такая поговорка: «Покойник на всех похоронах, жених на каждой свадьбе». Когда можно ничего не делать — это прекрасное занятие. Здесь я пока не вижу ни малейшей угрозы нашим национальным интересам. Здесь есть Китай, который делает все, что нашим интересам соответствует. Поэтому наше тихое спокойное поведение вполне отвечает нашей выгоде, скажем так.

Вот так. Наше бездействие — еще и лучшее занятие, по мнению Дмитрия Косарева. Зачем пытаться кого-то вместо войны усаживать за стол переговоров? И все-таки приглашение наших экспертов в Сеул заставляет Москву теперь действовать. Что за обломки торпеды подняли со дна Желтого моря, эксперты должны сказать. И тут, как выясняется, опять проблема.

АСМОЛОВ: Опять-таки, если вдруг российские эксперты выясняют, что это были не северяне, то что получается? Клинтон и Ли Мен Бак публично уличаются во лжи? С точки зрения большой политики и дружбы с этими странами тоже как-то не корректно получается!

И вот это, наверное, и есть самый откровенный ответ на вопрос, почему наша дипломатия не спешит подавать голос, когда у наших восточных границ решается вопрос войны и мира. Перезагрузка. Это раньше мы могли громко сомневаться, что у Саддама Хусейна есть оружие массового уничтожения и путать американцам все карты в Совбезе ООН. А теперь мы можем обидеть друзей.

Друзья — это прекрасно. Особенно когда дружба позволяет тебе ничего не делать. Мешать другу в его делах и вправду как-то неполиткорректно. Лишь бы друг в этот момент занимался своими, а не твоими делами. Иначе на политкорректность можно случайно променять национальные интересы.

Впрочем, последим за знаками и дождемся, что же скажут эксперты, глядя на куски ржавой торпеды, с которой у нас под боком может начаться война.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 29 Окт 2019 в 16:58. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.