Страна у края. Улыбка без кота

Определение Украина возникло и наполнилось смыслом где-то в период с 15 по 19 век. Смысл этого слова — «у края» — территория у края российской империи, окраина. Говорят, что поляки тоже использовали это определение применительно к этой же территории. Только для Российского государства это была западная окраина, а для польского — восточная.

Почему именно эту территорию стали называть Украиной, а не другой рубеж государства — вопрос интересный. Может быть идентичность определения с русской и польской стороны сказалась, а может быть дело в том, что на протяжении столетий эта территория была не только рубежом, но и как сказали бы сегодня, горячей точкой. Воевали с поляками, шведами, турками.

Опять же, были на этой территории вольные поселения, казачество, которое считало себя людьми свободными, подчиняться России не любило и все время норовило так или иначе свою вольность определить. Поэтому, кроме российских государственных определений Малороссия и Новороссия, прижилось некоторое независимое, народное определение Украина.

Вольные поселения у края империи, приграничная территория между Россией и Польшей, казачий край, общее слово — Украина.

Государственного образования с названием Украина до 1917 года никогда не существовало. Да и с другим названием тоже, если не считать Киевского княжества, которое давно уже кануло в лету.

От Киевского княжества Украину отделяет почти тысяча лет истории, за это время Киев успел побывать в составе Польши, потом Российской империи, потом Советского союза. В итоге, от Киевского княжества как от государства на Украине осталось не многим более, чем в Стамбуле от Константинополя.

Государственное образование под названием Украина впервые возникло после революции 1917 года в качестве республики в составе СССР. И автор этого образования в его современных границах — В.И.Ленин. А соавтор — И.В.Сталин, который присоединил к Украине Галицию и Волынь. Позже Хрущев добавил к этому Крым, но данная историческая ошибка теперь уже исправлена. Остальные — ждут своего часа.

Может ли существовать независимое государство, название которого возникло в составе империи и происходит от слов «у края»? Окраина, приграничный район империи, которой больше нет?

В виде исключения, наверное, может, при соблюдении некоторых условий. Например, при условии сотрудничества и добрососедских отношений со своей бывшей империей, в рамках которой и возникло название Украина. При условии, что оно продолжит условно оставаться частью бывшей империи, ее краем, независимым только по формальным признакам. В этом случае — да, пожалуй. А по-другому — мы видим, что получается.

Не может существовать часть без целого. Не может быть край отдельно от тарелки. Как говорила Алиса, — видела я кота без улыбки, но улыбку без кота…

На самом деле, улыбка без кота иногда бывает. Но только иногда и очень недолго.

Судя по всему, историческое время «края без империи» истекает на наших глазах. Край бывшей империи, сам величиной с Францию и почти вдвое больше Германии, начал терять очертания и границы.

Название «Украина» потеряло свой первоначальный смысл вольных поселений на краю государства российского и обрело новый смысл — страна, находящаяся на своем собственном краю, на краю финансовой пропасти, на краю здравого смысла, на краю своей истории.

Украина сделала себя краеугольным камнем в противостоянии России и США, иначе и быть не могло. Чтобы вернуть смысл своему названию, нужно было стать частью какой-то империи, если не российской, то американской. Только нужен ли США этот край, готовы ли они его поддерживать, как это делала Россия, развивать, обеспечивать ему защиту? Конечно, нет. Прежняя империя неосмотрительно отпустила свой край в независимость, а другая — просто использовала его как инструмент в решении сиюминутных политических задач.

Российской империи сегодня не существует, правительство России чурается имперского прошлого и картинно разводит руки, когда кто-либо заводит речь о претензиях хотя бы на Донбасс, не говоря уже об остальном. Россия не вернула в свои границы ни Приднестровье, ни Осетию, ни Абхазию, нет пока оснований ожидать и возврата в состав государства 40-миллионной окраины, региона у западного края исторических рубежей.

Американской империи Украина нужна не более, чем Югославия или Ирак. Поиграть и бросить. Не станет Украина новым американским штатом — это совершенно очевидно.

Европа — это вообще не империя, а союз, который и без того расширился на восток более, чем следовало. Новых стран, тем более с такой массой проблем как на Украине, Евросоюз включать в свой состав не готов и не намерен. Это ясно всем, кроме самых убежденных оптимистов, заклеивших еврообоями всю свою комнату, включая окно и телевизор.

Польша — вообще не способна на масштабные расширения. Чисто экономически. Речь Посполитая — не более, чем мечта патриотов, воссоздать которую практически невозможно. Принять к себе Украину целиком Польша не в состоянии даже при согласии всех сторон конфликта. Максимум — это присоединение Галиции и Волыни, возврат к границам 1940 года.

А Украине нужна империя. Без империи, краем которой она снова могла бы стать, территория с этим названием и населением не может быть стабильной, наполненной смыслом, не может найти свою историческую миссию, не имеет задач, которые могли бы консолидировать общество.

Дело не только в названии. Дело в том, что край, который на протяжении веков был местом противостояния России, стран Европы и Османской империи, в результате многочисленных войн и изменения границ оказался населен потомками русских, поляков, венгров. Украинцы — это не единая нация, это смесь наций. И сами по себе они не могут договориться, их внутренний спор не имеет суверенного решения. Только решение некоторого более крупного государства может служить основой для решения внутренних противоречий украинцев.

Фактически, кто возьмет к себе Украину — тому она и будет новым краем у границ.

Но пока — не берет никто.

Европа — не может. Россия — не хочет. США — даже не собирались.

Поэтому край без империи временно находится на своем собственном, финансовом и политическом краю. Какой край смогли сами себе устроить, на том и живут.

Что будет дальше?

Есть два варианта. Один — это разделение страны, после которого каждая из частей будет жить своей судьбой. Например, Новороссия, Галиция и Киевская республика. Второй вариант — полная смена власти и политического курса. И конечно названия. Включая флаг и герб, которые оказались дискредитированы в ходе текущего конфликта.

Есть и третий вариант. Присоединение к России. Целиком. Разве что без Галиции.

И не нужно думать, что украинцы этого не хотят. Они просто не могут в этом признаться. Некоторые, конечно, будут против до конца жизни. Но такой уж это край — кто-нибудь обязательно будет против, при любом исходе. А большинство — через 23 года забудет о том, как кричали «москаляку на гиляку» и будет считать, что майдан, Правый сектор и война с русскими — это вообще не про них. Ровно так же, как сегодня они отрицают свое советское прошлое, через 23 года в составе России будут отрицать майдан и войну с Донбассом. Скажут, что бес попутал, польские террористы пришли, американский спецназ высадился, и так далее, а сами они ни при чем.

Беда в том, что Россия не решается. Видимо, не готова.

Чтобы Россия и Украина снова стали сестрами, у них должен появиться глава семьи. Тот, который вернет им общий дом.

Царь им обеим нужен. Император.

Украина — по своему определению часть российской империи. Будет империя — будет Украина.

А по-другому никак. По-другому может быть только кучка стран за границей Российской торговой Федерации.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 02 Янв 2020 в 13:52. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.