Попытка экспорта египетской революции в Израиль

Если по-честному, то президентом Египта следует выбрать Авигдора Либермана – это именно он пару лет назад публично предложил послать Мубарака ко всем чертям («ше-йелех ле-холь а-рухот» – сказал на иврите с трибуны Кнессета).

Это, конечно шутка, Либермана мы им не отдадим, он нам самим здесь нужен. А Мубарак действительно зло. Только он – наименьшее из всех зол, которые возможны в Египте.

Я уже писал об этом и повторюсь – Мубарак очень умный правитель, и искренне любит свой народ и свою страну. Именно поэтому три с лишним десятка лет он не нарушал заключенный с Израилем договор, не допускал провокаций на нашей границе. Он понимал, что война с Израилем – это тысячные жертвы среди египтян. Это именно он сказал своим и чужим экстремистам, что не собирается воевать с Израилем за палестинцев до последнего египтянина. Он худо-бедно выполнял главные пункты мирного договора и тем самым обеспечивал своей стране получение ежегодно почти двух миллиардов долларов – от США и Европы. Правда, львиная доля этих денег шла на вооружение, но не будь этого, то деньги брали бы из своей казны, грабя свой и без того нищий народ.

И самая главная фраза, которая прозвучала в эти дни в Каире: «Я умру в родной стране». И если Мубарак сдержит свое слово, не сбежит – то заслужит мое уважение.

В Египте, в отличие от Катара, Дубая и Саудовской Аравии, не текут подземные нефтяные реки. И в Израиле они пока не текут, но в Египте годовой доход на одного человека в четыре раза ниже, чем в Израиле. Соответственно и уровень жизни. Вот и вспыхнуло.

Казалось бы, рыночная экономика, хорошие связи с Западом, развивайся – не хочу. Да еще такое везение, как возможность содержать армию за счет дяди Сэма – почему же плохо живут? Если президент любит свою страну и свой народ?

Причин две. Первая причина – субъективная. Мубарак, хоть и наименьшее, все же зло. Как может быть злом правитель, не знающий, как править. Кадровый офицер, он не знал, как сделать так, чтобы народ жил в достатке.

Другие причины – объективные, не зависящие от президента. В Египте каждый год рождается полтора миллиона младенцев. И каждый год на рынок труда выходят миллион юношей и девушек. Тут и гений экономики не сможет ничего предпринять. Производительность труда низкая, нет передовой агротехники, при которой один крестьянин может прокормить сто человек, не развивается хай-тек, при котором один работник может заработать на тысячу ртов. И здесь мы вплотную подходим ко второй объективной причине, не зависящей от Мубарака.

Будь Мубарак семи пядей во лбу, пойми он, что высокая рождаемость – тормоз для развития страны, источник многих социальных бед – что он с этим может сделать? В мусульманской стране? Он осмелится сказать: рожайте меньше? И настроит против себя всех? Слишком большое влияние на жизнь в мусульманских странах оказывает религия; вот это и есть вторая объективная причина низкого уровня жизни. И дело не только в высокой рождаемости, которую диктует ислам. Ислам (как и любая религия), вмешиваясь в ежедневную жизнь, не дает индивиду развиться свободно, а без такой личной свободы граждан нет и прогресса.

Мирный договор с Израилем — самое лучшее, что произошло с Египтом за последние 50 лет. К сожалению (в первую очередь – для египетского народа), Мубарак, живущий в плену старых стереотипов, не решился пойти в вопросе перемены отношений с Израилем до конца, не захотел получить всю выгоду из этого: развить с нашей помощью свое сельское хозяйство; беря пример у нашей развитой демократической системы, ввести ее и у себя, поменять образ жизни народа по примеру светского Израиля.

Мубарак был наименьшим злом и, возможно, надеждой для Египта на лучшее будущее. Возможно, его европейски образованный сын, сменив отца на этом посту, мог бы постепенно при поддержке армии (которая держала бы в узде экстремистов) сделать Египет более демократическим, менее зависимым от имамов.

Что принесет Египту нынешняя революция? Только несчастья. Придут ли к власти светские, захватят ли ее фундаменталисты. Главная сила светской оппозиции – это интеллигенция Египта. И она же – одно из самых больших несчастий Египта. Все эти десятилетия эти «духовные лидеры общества» фактически не принимали мира с Израилем, не только бойкотировали нашу страну, нашу культуру, нашу науку – постоянно призывали к враждебным акциям против нас.

А фундаменталисты, вставшие под знамена демократии? Они соглашаются с главным принципом западных демократических выборов: один гражданин – это один голос, и голосует всего один раз. Только толкуют по-другому. Запад понимает это так: на каждых выборах один человек голосует только один раз (попытаешься еще раз — посадят). Фундаменталисты — в Иране, в Ливане, в Газе, в Венесуэле, в России в 1917 году (когда выбрали Учредительное собрание) понимают несколько иначе: проголосовал один раз, выбрал их – и все, больше голосовать не нужно — никогда. Дальше будут они решать, как голосовать, кто будет кандидатом и так далее.

Западные комментаторы утешают себя: при свободных выборах мусульманские братья не получат большинства в парламенте Египта. Да им этого и не нужно. Они будут сплочены – а остальные разобщены. Гитлер пришел к власти именно так: один раз с ним поиграли в демократию, он даже большинства не набрал, но воспользовался разбродом в лагере демократов. Экономика Германии в начале 1930-х уже шла «на поправку», и немного терпения — она стала бы выравниваться, преодолев последствия поражения в Первой мировой войне. Но Гитлер, педалируя на социальных проблемах, раскачивал лодку, дестабилизировал страну, распалил людей, вывел их на улицы – точно так же, как сейчас делают в Египте – и вынудил назначить его канцлером. Дальнейшее известно.

Новая власть в Египте решит проблему занятости? Все эти мятежи и революции развращают народ, отучают его вставать утром и идти на работу, расхолаживают, тешат несбыточными надеждами. Новое правительство накормит народ? На какие шиши? Отнимет богатства у магнатов? И надолго этого хватит?

Не сумев решить социальные проблемы, новая власть – неважно, кто это будет – найдет дежурного виновника своих провалов: американский империализм и еврейский сионизм. Чего доброго затеют еще одну войну с нами — и горе египетскому народу!

Израильские комментаторы, которые уже показали, что ничего предсказать не могут, успокаивают: мы заключали договор со страной, не с президентом. Мир не позволит новому правительству Египта денонсировать мирный договор. Да кто же будет официально его денонсировать? Начнутся провокации на границе, в которых обвинят Израиль же. Израиль долго будет терпеть, пока народ не вынудит правительство предпринять меры. И в результате в глазах всего расположенного дружески к нам мира именно Израиль предстанет нарушителем договора.

С Америкой все ясно – она иначе и поступить не могла: поспешила поддержать революционеров, надеясь таким образом остаться другом нового Египта. Нет претензий к Обаме. А мне египетский народ по-соседски жаль. Долго еще не видать ему светлого будущего.

2.

Сегодня один израильский публицист на всю страну возмущался: в Египте решается судьба Ближнего Востока, а, возможно, всего мира, а чем занимаются в Израиле? Какие мелочи! Никак не могут выбрать начальника генштаба, спорят о том, сколько акров земли он огородил, какой дом построил…

Я верю, что этот публицист действительно наивен и не понимает, что на самом деле происходит в Израиле в эти дни. Так объясню популярно ему и заодно нашим читателям. В эти самые дни в Израиле происходит то же самое, что и в Египте – попытка свергнуть правительство. Если в варварском Египте это пытаются сделать при помощи миллионной толпы на главной площади столицы – в Израиле это пытаются сделать самоангажированные СМИ. Десятки раз на дню я слышу: почему наш народ не выходит на площади? И у нас подорожал бензин, и у нас подорожал хлеб… Более того: приглашают в эфир людей, которые прямо призывают: давайте выйдем на площадь! Давайте и мы сбросим это антинародное правительство!

Почти с первых дней создания коалиции каждый ангажированный в пользу оппозиции журналист, каждый радио- и телеведущий любую беседу, любое интервью с политиком от коалиции начинал с вопроса: «Ну, когда будете выходить из правительства?» Более важных проблем в стране не было. Это их стараниями партия Авода вскоре после выборов фактически раскололась на две фракции. Две недели назад СМИ получили нокдаун, когда Барак, оформив фактический раскол партии Авода, отодвинул сотрясение в нынешней коалиции, и теперь пытаются взять реванш. Барак не того выбрал в начальники Генштаба? Да кого бы он ни выбрал – они сделают все, чтобы сорвать назначение. Галант? А поищем что-то против него. Нашли, раздули до невероятных размеров. Яира Наве хочет временно назначить? А что он там такое непочтительное сказал про БАГАЦ два года назад?

На самом деле никому в СМИ нет дела до того, что творится в поселке, в котором живет прославленный генерал Галант. Но его назначил Барак – и вот делают все, чтобы доказать, что Галант недостоин. Сами готовы навешать на БАГАЦ всех собак, если принятое им решение придется не по вкусу СМИ. Наве не взял под козырек при упоминании БАГАЦа? Все, конец света.

Связывают министра обороны по рукам и ногам, представляют его в народе неумехой, который не может сделать самое простое – подыскать «в это исторический момент» достойного генерала на пост начальника генштаба. Цель одна: настроить народ против Барака, науськать на него, вынудить подать в отставку.

Когда Нетаниягу заговаривает о внешней угрозе, СМИ потешаются: «Пугает народ, чтобы голосовали за него». А вот уже неделю без остановки те же самые журналисты твердят: «Страна на грани войны с Египтом! А Барак… А Нетаниягу…» Пугают нас, чтобы мы отправили их в отставку и выбрали более сильного человека себе в премьеры. Кого – СМИ нам подскажут, когда добьются выборов.

Без сомнения – и эта попытка поколебать коалицию не удастся. Но не переживайте – скучать нам не дадут. Скоро начнется свистопляска в связи с делом Либермана, которое лежит на столе у главы прокуратуры. Уже завтра горе-эксперты начнут подсчитывать недели, которые остались до досрочных выборов. Они убеждены, что Либерман так же мелочен, как они, и поступит так же, как поступили бы они сами: раз ему после передачи дела в суд нельзя будет занимать министерский пост, так он повалит весь кабинет. Я с Либерманом не знаком, на эту тему с ним не беседовал, ни с кем из его приближенных не советовался. Я сам своими ушами слышал около двух лет назад, как лидер НДИ сказал: даже если ему придется оставить министерский пост, его партия из коалиции не выйдет. Зачем строить предположения, умничать, высчитывать? Почему не послушать, что говорит он сам? Тем более, что и позже он неоднократно подчеркивал: НДИ в правительстве надолго и прочно.

СМИ трогают нравственные вопросы? Они за безупречность любого кандидата на высокий пост? Почему же все молчали, когда государственного прокурора выдвинули в члены Верховного суда, и министр заявила, что эта самая женщина однажды передала ей записку с просьбой назначить на высокооплачиваемую синекуру ее мужа? Что это, если не коррупция чистой воды? И эта женщина сейчас заседает в том самом БАГАЦе, который позавчера вызвал к себе боевого генерала Яира Наве и строго спросил, что он там непочтительное сказал про них, святых и безупречных… И таких примеров можно привести огромное число. Не о безупречности они пекутся, не о чистоте власти, а пытаются сбросить законно избранное правительство. Пресса требует выделить еще денег для бедных и сирых? Ее беспокоит, что слишком много министров в правительстве? Все сорок министров за год могут потратить 40 миллионов шекелей. Досрочные выборы обойдутся стране в полмиллиарда. Они готовы разорить казну, голодом заморить весь народ – только бы добиться своей цели, протолкнуть во власть своего протеже.

Допустим, на следующих выборах победит лидер нынешней оппозиции. Ничего страшного. Смена власти нередко помогает лучше понять, кто чего стоит. Самые лучшие политики плесневеют, если долго сидят в министерских кабинетах, не помешает немного проветриться в просторных степях оппозиции. Но как она намеревается сколачивать коалицию? Ради того, чтобы свалить нынешнее правительство и завоевать популярность у тех же СМИ, наш лидер оппозиции за последние полтора года наговорила кучу неприятных вещей и про НДИ («неполиткорректная партия»), и про ШАС («религиозный диктат»), нападала постоянно на Ликуд за «недостойный» союз с ними, твердила, что Нетаниягу «платит» этим партиям за вступление в союз с ним. С кем она колготиться будет? Опыт показывает, что именно эти две партии и становятся обычно партнерами по коалиции. Что ж выходит – потом она начнет «платить»? Такое поведение характеризует ее как ответственного политика?

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 11 Апр 2020 в 11:15. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.