«Новое мышление» внедряют новые русские «мёртвые души»?

Не являясь фанатическим поклонником идеи мирового или российского заговора по распаду СССР, мурашки идут по коже, когда рассматриваешь сценарий злого «гения России», архитектора перестройки, гласности и «демократической революции», а в дальнейшем и «реформирования» экономики, на фоне романа великого писателя России Н. В. Гоголя.

Напомню некоторые основные исходные точки романа. В губернский город NN приехала рессорная бричка Павла Ивановича Чичикова, подыскивающего себе место жительства. На губернаторской вечеринке Чичиков знакомится с помещиками Маниловым, Собакевичем и Ноздрёвым, с которыми договаривается о визите в их поместья.

Путешествие начинается с помещика Манилова, которому я и уделю некоторое внимание. Он был «человек видный; черты его лица были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару». Как пишет далее Гоголь: «В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: «Какой приятный и добрый человек!». В следующую минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Чёрт знает что такое!» — и отойдёшь подальше; если же не отойдёшь, почувствуешь скуку смертельную».
Дома Манилов говорил очень мало, а по большей части размышлял, но о чём он размышлял одному богу было известно. Хозяйством он не занимался, хозяйство шло само собой. Как пишет Гоголь, когда приказчик говорил: «Хорошо бы, барин. то и то сделать», — «Да, недурно», — отвечал он обыкновенно.

Далее Гоголь всё же раскрывает образ мыслей Манилова: «Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как хорошо было, если бы, вдруг от дома провести подземный ход, или же через пруд выстроить каменный мост, на котором были бы по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали бы разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение; впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами».
Вам никого это не напоминает? Ну, конечно же, это Генеральный секретарь КПСС, а в последствии и первый президент СССР Михаил Сергеевич Горбачёв.

Перед моими глазами стоит такая картина, в которой Генеральный секретарь КПСС Горбачёв приказал Александру Николаевичу Яковлеву и другим членам Политбюро, проработать вопрос о переходе на рыночную экономику.

Правда, первым словом, введённым в политический лексикон Горбачёвым в 1988 году было «ускорение». Вот отрывок из его книги «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира». М.,1988:
«произошло на первый взгляд труднообъяснимое. Страна начала терять темпы движения, нарастали сбои в работе хозяйства, одна за другой стали накапливаться и обостряться трудности, множиться нерешённые проблемы. В своём анализе ситуации в стране мы прежде всего столкнулись с торможением роста экономики. Темпы прироста национального дохода за последние три пятилетки уменьшились более чем вдвое, а к началу 80-х гг. они упали до уровня, который фактически приблизил нас к экономической стагнации. Страна, прежде всего энергично догонявшая наиболее развитые страны мира, начала явно сдавать одну позицию за другой».

Эти слова были сказаны в то время, когда коммунистический Китай уже десять лет как вёл реформу своей страны с элементами рыночной экономики. Именно в это время он уже демонстрировал высокие темпы развития экономики, сохранившиеся по нынешнее время, обеспечившие ему к настоящему времени второе место по уровню ВВП в мире.
Ленин гениально предугадал такую возможность развития страны, когда после периода военного коммунизма была введена новая экономическая политика (НЭП). Это рассматривалось как временное отступление от коммунистического строительства. Но экономика страны за небольшой период времени буквально ожила, удалось ввести золотой рубль. Большевики-сталинцы благополучно похоронили такую возможность развития страны после смерти Ленина.
«Ускорение» было введено Горбачёвым после аварии на Чернобыльской АЭС. Первой всесоюзной стройкой Горбачёва стало сооружение нового города атомщиков Славутич, который остался первым бесполезным памятником горбачёвской эры.

Авария на ЧАЭС нанесла столь серьёзный удар по экономике страны, что сейчас, очевидно, что разговоры об ускорении были либо «маниловщиной», либо «ускорение» было камуфляжем, дымовой завесой, для всех последующих планов.
Поэтому перестройка и новое мышление появилось как реакция на неспособность и нежелание совершенствовать социалистическую экономику, стремление одним махом стать в ряды развитых государств с рыночной экономикой. Но ожидания Горбачёва обернулись капитуляцией. Как пишет А Чадаев в статье «Новое мышление. Право на тирана»: «Да нет, ребята, говорят нам. Не было никакого «нового мышления», никакого Горбачёва, и уж тем более никакой «борьбы за мир». Вы просто проиграли по всем статьям и признали это, а теперь почему-то ещё и выделываетесь, отказываясь подписать акты капитуляции».

Укрепление России во времена Путина, позволили ему поставить вопрос о «суверенной демократии» и о возможности, по аналогии с тезисом Сталина о построении социализма в отдельно взятой стране, построения рыночной экономики в отдельно взятой стране. Вопрос этот в условиях кризиса остаётся открытым, но Горбачёв к этому уже не имеет никакого отношения. А вот Китай строит социализм в отдельно взятой стране с рыночной экономикой.

Именно с Манилова начинается история о «мёртвых душах», которая объединяет всех персонажей романана «Мёртвые души». Уже в конце посещения Манилова Чичиков упоминает о небольшой просьбе: «Как давно вы подавали ревизскую сказку?». Узнав, что это было достаточно давно, Чичиков предлагает продать ему умерших крестьян, то есть «мёртвых душ». Не буду описывать всех перепетий этой беседы, в заключении которой Чичиков предложил договориться о цене. Узнав об этом Манилов воскликнул: «Как в цене?… Неужели в полагаете, что я стану брать деньги за души, которые в некотором роде окончили своё существование? Если уж вам пришло эдакое, так сказать, фантастическое желание, то со своей стороны, я передаю их вам безынтересно и купчую беру на себя».
Учитывая те препятствия, которые претерпел Чичиков в покупке «мёртвых душ» у остальных персонажей романана этот жест Манилова представляется поистине веикодушным.

Как не вспомнить, в этой связи, удивительные жесты Горбачёва в сторону его западных партнёров, которые привели к аналогичным «безинтересным» передачам западным партнёрам по переговорам, Восточной Германии, стран Варшавского договора, вступившими позднее в НАТО. Да и распад СССР, с последующим вступлением ряда стран в НАТО являются следствием его политики.
Переданная без особого сопротивления государственная власть Горбачёвым субъектам Беловежского сговора, превратила голосование народов Советского Союза за сохранение государства, в мнение «мёртвых душ» о будущем своей страны.
Особенно цинично было отношение к русскоязычному населению стран Прибалтики, оставшимся совершенно беззащитным перед почти фашистким национализмом новых стран НАТО, с которым не мог справится и Евросоюз. На совести Гобачёва и передачи части Тихоокеанской территории Советского Союза США. Историки со временем, конечно, подсчитают все подарки Горбачёва и оценят насколько исторически они были оправданы.

Особенно циничным в России было пробуждение населения к политике гласности, когда заседания Верховного Совета СССР, затаив дыхание, смотрела вся страна. Именно в это время появляется стремление Горбачёва, манипулируя молчаливо послушным большинством, получить нужные результаты голосования. Вспоминается, как беззастенчиво это молчаливо послушное большинство захлопывало, улюлюкало во время выступления совести пробудившегося демократического движения академика А. Д Сахарова. Именно это моральное давление привело к его преждевременному уходу.

Впрочем, это пробуждение народа к «гласности» было безжалостно раздавлено последующей «демократической» властью.
Небезынтересно в романе Гоголя описание жены Манилова и их супружеских отношений.: «Жена его… впрочем, они были совершенно довольны друг другом. Несмотря на то, что минуло более восьми лет их супружеству, из них всё ещё каждый приносил другому или кусочек яблочка, или конфетку, или орешек и говорил трогательно-нежным голосом, выражавшим совершенную любовь: «Разинь, душенька, свой ротик, я тебе положу этот кусочек…. Словом они были, как говорится, совершенно счастливы.

Как не вспомнить в этой связи совершенно невозможный образ в советском официозе -образ первой леди государства, введённый Горбачёвым, постоянное мелькание первой четы на экранах телевизоров во всех всесоюзных и зарубежных поездках главы государства. В этой связи вспоминается анекдот, приходящийся на финальный этап правления Горбачёва. Михаил Сергеевич заходит в баню и все мужики закрываются тазиками. Впрочем, кроме новой формы подачи главы государства, постоянное обсуждение нарядов первой леди женской половиной населения страны, практически ничего не принесло.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 25 Фев 2020 в 02:42. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.