Митинг на Триумфальной — откровения очевидцев

Напряжение по поводу предстоящего митинга чувствовалось еще на станции метро «Маяковская», где собралось около двух десятков милиционеров, пугавших горожан в мегафон: «Выход в город закрыт!»Москвичи недовольно уходили, и многие выглядели довольно испуганными, потому что обилие милиции в свете последних событий
у многих ассоциируется не столько с несогласными, сколько с терактами.

Межд
тем, на митинг в защиту 31 статьи Конституции, народу пришло довольно много — около тысячи человек. Было ли это связано с разговором Путина и Шевчука, хорошей погодой или интервью Лимонова в «МК» — доподлинно неизвестно. Но по своему количеству протестующие вполне могли конкурировать с соседними «румоловцами», которые по традиции решили провести на Триумфальной площади другую важную акцию — «День Донора», которая началась аж в 10 утра.
Для того, чтобы поднять настроение участникам «дня донора», а заодно и заглушить крики «несогласных, «румоловцы» включали различные веселые песни. Но добились противоположного результата — ведь оказалось, что под песню с припевом «Единая Россия — Россия молодая», кричать «Россия будет свободной» было еще
интереснее.

Очевидно поняв, что при таком раскладе и омоновцев (а в этот раз были задействованы лишь сотрудники оперативного полка ГУВД Москвы) и
автобусов на всех может не хватить, милиция прибегла к своей излюбленной тактике и стала строить из милиционеров «цепочки» и сжимать в них людей.
На крик девушки (почему вы нас сжимаете?), омоновец злобно парировал: «Потому что дома надо сидеть!». И сам того не осознав, озвучил основную национальную идею путинской России.

Мне из цепочки удалось быстро ретироваться (не без помощи активной участницы митинга Дарьи), после чего я смог пообщаться с представителями двух континентов — Европы и Америки. Европейский журналист Мишель уверил, что жители евросоюза в курсе того, как в России подавляют гражданские свободы(«Мы очень часто об этом пишем!»). И доверительно добавил, что особым источником информации об этом являются послы европейских стран в России, многие из которых, по его словам, очень плохо отзываются о Путине.

Американка российского происхождения Мария тоже уверила, что американцы в курсе российских проблем со свободой. «Правда им на это наплевать, — махнула она рукой, — своих проблем хватает!» Среди важнейших проблем она назвала обамовскую реформу здравоохранения, заявив, что это «коммунизм» и «им этого не надо». А потому Обаму Мария, как и ее друзья-республиканцы недолюбливает. «Но и кто такой ваш Путин мы знаем!» — подытожила она. По ее тону было понятно, что и к Путину симпатии она не питает.

В то время, как остроумные «румоловцы» на сцене включили «гни свою линию» группы «Сплин», омон продолжал гнуть свою и потихоньку затаскивать людей в автобусы. Поскольку люди стояли плотной толпой, омоновцы действовали очень «учтиво» и забирали не всех подряд. Вытаскивали только знакомые по предыдущим митингам лица и тех, кто выкрикивал антипутинские лозунги(или стоял рядом с выкрикивающими). Среди таких «стоящих рядом» оказался и житель московского района Ясенево Павел, которого выхватили из толпы и под апплодисменты и крики («Позор, позор!») и крепко отхватив под руки и под ноги, потащили в автобус. В этом же автобусе среди первых оказались лидер движения «Солидарность» Илья Яшин, 84-летний ветеран ВОВ Владимир Бурцев, и два 16-летних «румоловца».
К пожилому ветерану милиционеры отнеслись довольно грубо. При попытке затащить его в автобус с ветерана сорвали все его ордена и медали, а на его гневный призыв поднять их, холодно парировали: «Ничего, кто-нибудь подберет!». Сам ветернан ответил на это вполне современно — записал видеообращение, в котором заявил, что проклинает Путина и с помощью более молодых сторонников из «Солидарности» выложил его на сайт «YouTube».

Но само задержание оказалось еще цветочками — несмотря на разбитое лицо одного из «несогласных». Припарковав автобус у помещения ОВД «Басманный» несогласных продержали на солнцепеке около 40 минут, при этом в автобусе были закрыты все окна и двери. Что незамедлилось сказаться на их самочувствии — от духоты двум задержанным стало плохо, и к ним пришлось вызывать скорую. Скорую, впрочем, сотрудники милиции в автобус впускать отказывались. И лишь спутся 15 минут позволили врачам оказать задержанным помощь и провели всех в здание ОВД.

Служба «03» оказалась чуть ли не единственным учреждением, которое оперативно принимало все жалобы от друзей и родственников задержанных «несогласных», и приезжала в отделение чуть ли не каждый час. Правда, единственное, что врачи могли сделать в этой ситуации — дать задержанным успокоительные таблетки. На призыв «забрать начальника ОВД в психушку» уставшая врач скорой ответила вполне официально: «мы не имеем права!»

Самыми первыми из отделения отпустили двух задержанных «румоловцев», за которыми спешно приехал представитель от «Единой России». Его в отделение пропустили беспрекословно, заявив, что он тут работает. А вот представителей уполномоченного по права чеоловека при Президенте РФ, приехавших, когда истекли 3 часа после задержания, начальник ОВД(или лицо исполняющее его обязанности,я уточню), пропускать упорно не хотел. Впрочем, отношение милиции к уполномоченному по правам человека было видно еще на митинге, за оцепление миллиционеры пропускали его очень неохотно, да и его удивления(«почему один митинг санкционирован, а другой нет? у нас нет такого понятия санкция, есть только уведомление!») не поддержали. Наоборот, настоятельно рекомендовали уйти с проезжей части и на его глазах затаскивали в автобус протестующих.

Правозащитники, впрочем уехали из ОВД «Басманный» довольно быстро, объяснив присутствующим, что толку от их приезда было мало. Но заверили, что через час задержанных начнут «потихоньку» отпускать.

К 23 часам, когда никто из несогласных на свободу так и не вышел, у их родственников и друзей стали сдавать нервы. Поспособствовал этому и один из «узников совести» Александр, прорвавшийся вниз и требовавший от дежурного выпустить его, посколько «отпущенные по закону три часа уже прошли, и давно». Дежурный вызвал некоего «старшего», который по сути и решал все орг вопросы(его фио и должность я не записал, поскольку он открыл свое удостоверение и тут же захлопнул,но постараюсь уточнить, если понадобится), который стал мягко уговаривать его подняться наверх и подписать протокол по статье 19.3, которая инкриминирует сопротивление сотрудникам милиции. Добровольно подниматься в актовый зал Александр почему-то не хотел, а тащить его силком на глазах у автора этих строк Алексея Горбачева и другого молодого человека, снимавшего все на камеру, милиционеру, догадывавшемуся, что завтра это может оказаться в интернете, было не с руки. А потому, он, углядев у автора этих строк бейджик «пресса» ласково предложил взять камеру и подняться наверх, где он все мирно объяснит.
Но на втором этаже, позабыв о ласке, внезапно рявкнул: «выключите камеру!» И грубо затолкнув задержанного Александра в кабинет и захлопнув за ним дверь, со злобным лицом обратился ко мне: «Вы что, ничего еще не поняли?» Я понимать происходящее упорно отказывался, а потому он провел меня уже в другой кабинет, где сделал неожиданное заявление: «Молодой человек сейчас будет писать объяснение, как один из задержанных не подчинялся законным требованиям сотрудника милиции!» Поняв намек, и не желая иметь дело с уже до предела обозленными представителями правоохранительных органов, я предпочел ретироваться из отделения, и за дальнейшими новостями следить уже извне.

Около полуночи наконец выпустили первого незаконно задержанного(не считая лидера «Солидарности» Яшина, который таинственным образом незаметно сбежал из отделения), студента Павла, который первым делом стал радостно звонить маме и сообщать, что «шашлыки кончились и мы едем домой». На радостях он поделился неожиданными признаниями сотрудника милиции, работавшего с ними: «В суд можете не приходить, если не хотите — все равно роли не сыграет. Я понимаю, что это бред, что задержали вас незаконно, но ничего не могу с этим поделать — это все прямое указание свыше, если не из Кремля, то с Петровки точно».
Впрочем, сотрудники Басманного ОВД, по сравнению с их коллегами из ОВД «Замоскворечье», вели себя довольно мило. По словам участников митинга, которые звонили из ОВД «Замоскворечье», милиционеры вели себя сними грубо, волокли девушек по асфальту, пачкая их одежду и применяли к задержанным физическую силу. И так увлеклись, что одному из журналистов Александру Артемьеву даже сломали руку. По слухам, это могла быть месть за то, что начальнику второго оперативного милицейского полка сломали челюсть.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 03 Июл 2020 в 15:37. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.