Иранский шах и мат

Отмена санкций в отношении Исламской республики может кардинально изменить ситуацию на нефтяном рынке.

В последнее время наметилась тенденция к снижению нефтяных котировок. Так, официальная цена нефти Brent на электронной товарной бирже InterContinental Exchange Futures Europe по итогам торгов 10 декабря понизилась на 0,01 доллара и составила 109,38 долл. за баррель. Понятно, что такое снижение кажется почти незаметным, однако оно может стать предвестником гораздо более сильного падения. А главной причиной этого явления может стать Иран. Достигнутая недавно договоренность с этой страной по поводу ее ядерной программы и возможная отмена санкций способны кардинально изменить ситуацию на нефтяном рынке. Иранские власти жаждут компенсировать потери, которые они понесли из-за нефтяного эмбарго. Тегеран намерен увеличить добычу сырья, несмотря на то, что ОПЕК не изменила запланированных объемов на следующий год – 30 млн. баррелей в сутки.

В следующем году события на рынке нефти могут принять весьма драматический оборот. Хотя ОПЕК контролирует треть мирового рынка нефти, но сдерживать добычу, чтобы не падали цены, ему будет трудно. Ведь кроме Ирана увеличить ее мечтает и Ирак. Есть кроме них еще и такой серьезный игрок, как Ливия, которая тоже хочет вернуть утраченные позиции.

Причем, по мнению экспертов, эти планы вполне реальны. Если санкции будут сняты, Иран сможет быстро нарастить добычу с нынешнего уровня в 2,7 млн. баррелей в сутки. Ирак также планирует ее увеличить на 1 млн. баррелей в сутки до 4 млн. При этом Иран дает понять, что его ничто не может свернуть с выбранного пути. Министр нефти Исламской республики Бижан Зангане заявил, что страна готова развязать ценовую войну: увеличивать добычу нефти, даже если цены будут падать. «Мы достигнем 4 млн. баррелей в сутки, даже если цены на нефть упадут до 20 долларов», – заявил главный иранский нефтяник. Остальным участникам ОПЕК придется сокращать добычу, чтобы поддержать цены на рынке, когда на него вернется Иран.

Жесткие заявления Ирана связаны не только с желанием полноценно вернуться на рынок нефти, но и со стремлением нанести удар по своему главному политическому противнику в регионе – Саудовской Аравией, реальному лидеру ОПЕК. Скорее всего, именно ей придется сокращать добычу, чтобы хоть как-то поддержать баланс цен. Для нее это болезненная мера, так как Королевство увеличило добычу до рекордных 10 млн. баррелей в сутки, чтобы компенсировать сокращение добычи сырья со стороны других членов картеля.

Для России падение цен на нефть в 2014 году в условиях стагнации экономики может быть крайне болезненно. Согласно имеющимся расчетам, если стоимость барреля окажутся ниже $ 70, то дефицит госбюджета в 2015 году составит 0,7 % ВВП. При ценах в 50 долл. он дорастет до 4 % ВВП. А при 30 долл. дефицит будет равен 10 % ВВП. По мнению же российских нефтяных компаний, справедливая цена – $ 90-100 за баррель нефти. Многие инвестиционные проекты составлены на основе именно таких параметров.

Если говорить о более отдаленной перспективе, то цена на нефть, скорее всего, не будет низкой. Нефтяники вынуждены идти на все большие глубины. Если сейчас добыча в мире осуществляется с горизонта 1,5-3 км., то в ближайшее время она опустится до 4-6 км. А чем глубже скважина, тем больше она требует затрат. При увеличении ее глубины в 2 раза расходы возрастают в 3,5-4 раза.

Начинается освоение арктического шельфа. А установленная на нем платформа стоит в 2-2,5 раза больше аналогичной установки в Мексиканском заливе. В целом же добыча на шельфе в полтора раза дороже, чем на континенте. Если раньше брали легкую нефть, то сейчас все больше тяжелую, вязкую.

Между тем, вопрос о справедливой цене продолжают активно муссировать. Но каждый понимает ее по-своему. Когда в 1980 года цена на нефть составляла $ 40 за баррель, мало кто мог представить, что в 1998 году она упадет до $ 10-12. Когда нефть стоила $ 145, никто из ее добытчиков не поднимал вопрос о справедливой цене. Когда она упала вдвое, эта тема моментально возникла. Поэтому целесообразно вести речь не о справедливой, а об устойчивой цене. К тому же «справедливая» цена зависит от многих факторов: курса доллара, издержек производителей, от покупательной способности населения. Поэтому у нее весьма широкий диапазон.

Считается, что «справедливая» цена сильно влияет на состояние отрасли. Однако в России существует весьма парадоксальная связь между ценами на нефть и уровнем ее добычи. Самый большой ее прирост был в период с 2000 по 2004 год, когда сырье стоило не так уж и дорого. Причем, это был результат вложений, сделанных в 1997-1998 годах, когда цены на нефть были невысокими. Поэтому вопрос не только в цене, но и в роле государства в нефтяной отрасли.

Сегодня российская нефтянка работает на пределе своих возможностей, по сравнению с советским периодом нефтедобыча упала в два раза. И наращивание объемов добычи упирается не только в цену, пусть даже самую «справедливую».

За период благоприятного развития нефтяной отрасли, вызванного высокими ценами на ее продукцию, не удалось ни создать внятную концепцию ее развития, ни провести модернизацию сектора. Поэтому все это придется делать на фоне значительно ухудшающейся ситуации.

Вопрос стоит следующим образом: хотим ли мы стать ведущей энергетической державой или остаться сырьевым придатком ведущих экономик мира?

Падение цен на нефть крайне обострит вопрос о дальнейшей стратегии развития нефтяной отрасли. Сегодня мы экспортируем и нефть, и нефтепродукты. Однако последние составляют лишь 28 % нашего нефтяного вывоза. А сколько мы будем экспортировать их к 2030 году? Переработчики уверяют, что до 75 %. Но если это так, то тогда нам следует развивать не систему транспортировки нефти, а систему продуктопроводов. Но, чтобы мы могли реально экспортировать нефтепродукты, их качество должно быть совсем иным. И пока эта проблема не решена.

Сегодня прорабатывается компромиссный вариант, согласно которому, к 2030 году доля экспорта нефтепродуктов повысится до 40 %. Но при таких цифрах существенно меняется экспортная структура со всеми вытекающими отсюда последствиями. Следовательно, требуется политическое решение для выбора сценария будущего развития отрасли.

Новый технический регламент стимулирует инвестиции в нефтепереработку, так как способствует внедрению прогрессивных стандартов. Если в целом отрасль готова к переходу на ЕВРО-3, так как инвестиции на эти цели не столь велики, то дальнейшие шаги – переход на ЕВРО-4 и ЕВРО-5 – могут стоить больших усилий. Согласно подсчетам, они потребуют вложения в сумме свыше 600 млрд. рублей. Но без таких инвестиций мы не можем развиваться дальше, иначе наша нефтепереработка безнадежно увязнет в середине ХХ века.

В любом случае, если в 2014 году цены на нефть существенно упадут, этот год станет историческим водоразделом в судье не только ТЭКа, но и всей страны, так как они связаны самым тесным образом.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 10 мая 2020 в 08:54. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.