Иллюзия ядерного сдерживания

Достаточно давно стало понятно, что роль ядерного оружия в современном мире не военная, а политическая. Последствия даже ограниченного его применения настолько фатальны, что делают это совершенно невозможным. Ибо все полученные в результате узкие военные выгоды нивелируются гуманитарной и экологической катастрофой. Соответственно вероятность использования ЯО в бою постепенно перестала рассматриваться всерьез. Из-за этого стала понемногу размываться и политическая роль данного вида оружия массового уничтожения.

КОМУ-ТО НЕ НУЖНО, А КОМУ-ТО НЕОБХОДИМО

Этот процесс, несомненно, также связан с быстрым развитием высокоточных средств поражения, которые позволяют решить большинство задач, ранее возлагавшихся на ЯО, только без катастрофических последствий и даже без тех потерь, которыми сопровождалось в последние десятилетия применение обычного оружия. В развитии ВТО «впереди планеты всей», включая своих союзников по Североатлантическому альянсу, находятся США. Для американцев по сути ядерное оружие уже морально устарело. Вместе с тем только оно представляет собой сегодня угрозу для территории Соединенных Штатов. Исчезни ядерное оружие — и Америка станет неуязвимой.

Именно поэтому Вашингтон сейчас идет на подписание с Москвой нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Фактически он будет означать готовность США в одностороннем порядке уменьшить мощь собственных стратегических ядерных сил. Американцы согласны пойти на такую «жертву», им гораздо важнее минимизировать угрозу. А применять свои СЯС они не собираются, у них теперь есть вещи более эффективные — вышеупомянутые высокоточные средства поражения.

Совершенно утратило смысл ядерное оружие для Великобритании и Франции. На эти страны некому нападать, соответственно нет государства или группы государств, в отношении которых надо осуществлять ядерное сдерживание. С другой стороны, невозможно представить, чтобы англичане или французы нанесли по кому-то ядерный удар первыми. Очень показательно, что англичанам не пришло в голову пустить в ход ЯО против Аргентины во время Фолклендской войны в 1982 году, хотя речь ведь шла о территориальной целостности страны.

Индия и Пакистан, находящиеся в состоянии перманентной конфронтации, создали ядерное оружие в первую очередь для сдерживания друг друга (в Дели, впрочем, по-прежнему с опаской относятся и к Китаю). Именно здесь, на юге Евразии ядерное сдерживание может оказаться весьма эффективным, предотвращая обычную широкомасштабную войну. Потому что теперь существует вероятность эскалации подобного вооруженного противоборства до стадии применения ЯО. Правда, немало экспертов бьют тревогу по поводу возможного захвата власти в Исламабаде радикальными исламистами, для которых никаких ограничителей не существует в принципе. Однако сейчас подобный сценарий вряд ли осуществим.

«Всем» является ядерное оружие для Северной Кореи. Это и средство сдерживания, и престиж, и статус, и экспортный товар (в косвенном смысле, хотя может оказаться и в прямом). Но совершенно очевидно, что Пхеньян не имеет ни малейшего желания его применять и способен решиться на такой шаг только в случае крупномасштабной внешней агрессии, перед угрозой полного поражения и захвата противником всей территории КНДР.

Для Тегерана, который ядерным оружием еще не обладает, но явно очень хочет им владеть, оно тоже станет средством сдерживания. Не только против США и Израиля, но и против Турции и арабских стран. Разумеется, ядерный Иран приобретет совсем другой статус в мировом сообществе в целом и в исламском мире в частности. При этом реальное применение ЯО иранским военно-политическим руководством, как и северокорейским, возможно только при возникновении реальной опасности для Исламской Республики быть наголову разгромленной напавшим на нее сильным врагом. Ибо не надо думать, что Ким Чен Ир, Ахмадинежад и их ближайшие соратники являются «безбашенными» самоубийцами.

В еврейском государстве ядерное оружие создавалось исключительно как средство сдерживания на тот случай, если Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) все же не выдержит натиска многократно численно превосходящих ее армий арабских стран. Правда, этот фактор был значим в 70-80-е годы прошлого века, а сейчас ситуация изменилась кардинально. Соседи давно расхотели пробовать ЦАХАЛ на прочность, слишком дорого им обходились подобные попытки. Зато появилась исламская ядерная бомба. Пакистанская. А к ней может добавиться и иранская. И это на самом деле практически отменяет израильское ядерное сдерживание. Потому что даже применив все свои запасы ЯО, еврейское государство может уничтожить лишь часть мусульманского мира. С другой стороны, даже незначительной части исламского ядерного арсенала вполне хватит для того, чтобы стереть микроскопический по размерам Израиль с лица земли. Соответственно для последнего применение ядерного оружия становится не спасением, а гарантированным самоубийством.

Пекину, как и Вашингтону, ядерное оружие, в общем-то, не нужно. Обладая огромными вооруженными силами и неисчерпаемыми мобилизационными ресурсами, Поднебесная в обычной войне «задавит массой» кого угодно. Тем более что в последние годы Народно-освободительная армия Китая получает все больше образцов вполне современного и эффективного оружия основных классов.

Другое дело, если КНР придется вести войну со страной, которая сама обладает ядерным оружием, и у той может возникнуть естественное желание применить его против «безразмерной» китайской армии. Собственно это единственный вариант эффективного сдерживания НОАК. Вот тут-то Китай предъявит свое ядерное оружие. И напомнит, что если он обменяется с кем-то эквивалентными по мощи ядерными ударами, то выиграет просто потому, что у него в разы больше людей. Ну и, конечно, нельзя забывать о факторах престижа и статуса, которые для Поднебесной имеют огромное значение.

ОПАСНЫЕ СИМПТОМЫ

В самом странном положении находится сегодня Россия. С одной стороны, она очень напоминает Северную Корею в том смысле, что ядерное оружие — это «наше все». И средство сдерживания, и фактор престижа, и единственный на сегодня реальный атрибут, позволяющий считать нас великой державой. С другой — польза от его наличия очень сомнительна, поскольку применить его мы не сможем.

Российская Федерация обладает слишком большой территорией и самое главное — слишком большими природными ресурсами, запасами которых зачастую распоряжается в высшей степени нерационально. И к тому же порой довольно откровенно пытается давить на главных потребителей «черного золота» и «голубого топлива». Поэтому, с точки зрения внешнего наблюдателя, по крайней мере отобрать у России ее азиатскую часть (где и находятся почти все ресурсы РФ, а плотность населения чуть ли не самая низкая в мире) — «святое дело». Вот почему нам совершенно реально есть что защищать.

Ситуация еще более усугубляется состоянием наших обычных Вооруженных Сил. По количеству боевых самолетов (если брать реально способные подняться в воздух машины) мы уже очутились во втором десятке ВВС мира и в ближайшее время переберемся в третий. Та же тенденция и с танками, просто здесь мы съедем во второй десяток несколько позже.

Учитывая размеры территории и транспортные проблемы, подобными Вооруженными Силами Россия не сможет воевать ни с кем вообще. Даже со странами типа Грузии. Разговоры о том, что у нашей армии резко вырастет мобильность, можно оставить для дилетантов. Потому что совершенно непонятно, почему она повысится, каковы для этого предпосылки. Учения «Запад-2009» показали, что переход на бригадный принцип проблемы низкой мобильности, мягко говоря, не решил, а вот боевую мощь Сухопутных войск очень сильно подорвал.

В условиях фактического исчезновения обычных сил ядерное оружие приобретает для нас абсолютное значение. Но беда в том, что это только кажется, даже если забыть, что и ядерный арсенал у нас сокращается так же быстро, как и обычный. Просто его применение не представляется возможным.

Слабость наших обычных ВС в ближайшие годы сделает совершенно реальной ситуацию, когда, например, Япония захватит Южные Курилы. Мы ответим ядерным ударом по Токио? Есть подозрение, что все-таки нет. Ведь удар по безъядерным странам в ответ на захват ими территорий будет диким пещерным варварством, за которое Россия справедливо заслужит статус абсолютного международного изгоя и окажется в полной изоляции, которую мы сейчас пережить уже неспособны. Удар же по самим потерянным территориям будет варварством ничуть не меньшим. Тем более что тогда мы «освободим» радиоактивную пустыню. Соответственно фактор ядерного сдерживания здесь просто не работает.

ОБЕЗОРУЖИВАЮЩИЙ УДАР ВОЗМОЖЕН

Увы, он не работает и против США. Они ведь уже сегодня обладают двойным превосходством над нами в стратегических ядерных силах и абсолютным — в обычном высокоточном оружии. К этому добавляется существенное ослабление за последние десятилетия отечественной системы ПВО. Поэтому и здесь через несколько лет сдерживание станет фикцией, иллюзией. Соединенные Штаты в обозримом будущем получат возможность нанести по России неядерный удар высокоточным оружием, уничтожив почти все наши СЯС. При нападении могут быть использованы крылатые ракеты морского и воздушного базирования, малозаметные самолеты и боевые беспилотные летательные аппараты.

Способна ли парировать или даже существенно ослабить такой удар наша противовоздушная оборона? К сожалению, трудно дать положительный ответ на данный вопрос. Причем ситуация будет усугубляться, поскольку продолжают быстро сокращаться и российские СЯС (независимо от наличия или отсутствия Договора о СНВ), и отечественная ПВО. Соответственно американцы получат возможность просто задавить нас массой крылатых ракет и управляемых авиабомб.

Даже если несколько единиц стратегических вооружений у нас уцелеет, есть огромные сомнения, что Москва рискнет их применить, а если и решится на это, пользы от них не будет. Ведь американские стратегические ядерные силы останутся в полной сохранности, поэтому мы сможем нанести по США в лучшем случае болезненный, но отнюдь не смертельный удар, они же гарантированно уничтожат Россию. Кроме того, если первый американский удар окажется неядерным, ответное применение ядерного оружия будет сложным по причинам политическим и психологическим, независимо от того, что у нас написано в Военной доктрине.

Ну и наконец, если количество российских стратегических носителей после обезоруживающего удара сократится до единиц, с ними вполне сможет справиться противоракетная оборона США. Она неспособна отразить массированную атаку, но в состоянии парировать одиночные пуски. Причем речь идет не о системе ПРО в Восточной Европе, которая не может помешать нам ни при каких обстоятельствах и сценариях, а о противоракетной обороне морского базирования (на крейсерах и эсминцах с системой «Иджис» и зенитными ракетами «Стандарт-SM3») и перехватчиках межконтинентальных ракет на Аляске и в Калифорнии.

КИТАЙСКИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

И в отношении Китая складывается аналогичная ситуация. «Ядерно сдержать» его мы не сможем. КНР (с учетом наличия у него баллистических ракет средней дальности, которые применительно к нам являются стратегическими) быстро догоняет Россию по размерам ядерного арсенала. Что касается обычных сил, то тут просто нет возможности сравнивать.

НОАК — крупнейшая армия в мире, а мы скоро вообще лишимся Сухопутных войск (причем особенно заметна эта тенденция как раз на Дальнем Востоке). Соответственно Китай без проблем сможет занять азиатскую часть РФ (это даже не будет по сути войной). А на ядерную угрозу со стороны России ответит своей угрозой полного уничтожения городов в ее европейской части (которая ему не нужна). Кроме того, в последние годы в крупнейших городах Китая началось массовое строительство подземных убежищ, суммарная емкость которых составляет несколько миллионов человек. Официально заявляется, что эти убежища предназначены для защиты… от землетрясений. Это объяснение абсурдно до такой степени, что его трудно даже комментировать.

Во-первых, в подавляющем большинстве случаев землетрясения происходят внезапно и длятся очень недолго. До убежища никто не успеет добежать. Во-вторых (и главных), убежище, если люди в нем таки окажутся, превратится для них в братскую могилу. Сейсмические волны, идущие снизу, разорвут стены укрытия и погребут его обитателей, причем никакая крепость конструкции не поможет. Хорошо известно, что при землетрясении надо находиться на открытой местности. Зато подземные убежища очень хорошо защищают от всех поражающих факторов ядерного взрыва — светового излучения, проникающей радиации, радиоактивного заражения. У землетрясения этих факторов нет. И от ударной волны ядерного взрыва подземное убежище тоже защищает, потому что она идет сверху, а не снизу, как сейсмические волны при землетрясении.

Нельзя не обратить внимания и на следующий момент. В последние годы в КНР начался перенос многих предприятий с побережья в глубину страны. У этого явления есть очевидная социально-экономическая причина — уменьшается колоссальная разница в развитии между приморскими регионами, которые и являются олицетворением «китайского экономического чуда», и остальной территорией Поднебесной, где уровень жизни, мягко говоря, невысок. Подобное положение порождало, во-первых, огромные потоки внутренних мигрантов, во-вторых, могло угрожать даже территориальной целостности Китая. Но есть и причина военного характера — чем больше в стране современных предприятий и чем шире разбросаны они по территории, тем выше ее устойчивость в случае войны.

Россия имеет для ядерного сдерживания Китая лишь 2,5 тысячи боевых частей на стратегических носителях (они же «по совместительству» предназначены для сдерживания Соединенных Штатов). Причем, как говорилось выше, количество наших носителей и БЧ стремительно сокращается, последних лет через пять у нас останется хорошо если тысяча (опять-таки безотносительно к заключению нового соглашения о СНВ). Если китайские промышленные предприятия «расползаются» по стране, у нас исчезает возможность накрыть их в результате одного массированного удара.

Так что и здесь сдерживание оказывается, в общем, иллюзорным. Китай не боится нашего «ядерного возмездия», тем более что для него уровень неприемлемых потерь очень высок.

Собственно, мы можем надеяться только на иррациональный страх перед «сумасшедшими русскими», которые могут нанести ядерный удар, даже если это усугубит их положение. Лишь в совокупности с этим фактором Россия пока сможет осуществлять ядерное сдерживание. Хотя, конечно, хотелось бы каких-то более твердых гарантий.

Александр ХРАМЧИХИНзаместитель директора Института политического и военного анализа

————————————————

Dancomm 25.03.2010 23:57Храмчихин — широко известный в узких кругах невежда. Никогда не имея никакого отношения к вопросам применения ЯО берётся рассуждать о нём.
Реально сейчас уровень перехода к применению ЯО в ВПР РФ чрезвычайно низок. Порядок перехода к его применению определён в документе «Основы политики РФ в области ядерного сдерживания», утверждённого Президентом РФ. В нём расписаны все ситуации, порядок и процедуры перехода к применению ЯО. Этот документ является руководящим для высшего военного руководства страны, в том числе самого Президента РФ. Так что при возникновении ситуаций, описанных в нём, ЯО будет применено В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ, несмотря на неверие в возможность его применения всякими храмчихиными. sHarK 25.03.2010 22:36Статья — полный бред! Во первых как уже заметили обходиться главный вопрос — применение тактического ЯО, в том числе по вторгшимся войскам и их скоплениям, корабельным ордерам, военным базам. А стратегическое оружие остается на тот случай — что бы четко провести границу между военной операцией и тотальной войной… В общем анализа тут нет никакого — один бред сивой кобылы… URIY 24.03.2010 21:45Согласен с доводами автора. Хочу добавить, что если СЯС наше ВСЁ, то не надо распылять средства на всякие французские десантные корабли, а полностью профинансироват ь программу модернизации всех видов СЯС. А также заявлять инициативы России, касающиеся сохранения и развития человеческой цивилизации через все доступные трибуны (перечень таких инициатив мною разработан) pio 24.03.2010 21:26Текст очевидного грантоеда. Ключевой момент — исключить дискуссию по вариантам применения ядерного оружия, создать психологический барьер у населения и руководства.
Напротив, следует внедрять концепцию ПРАВА применения ЯО на СВОЕЙ территории и над своей территории — своеобразная дефиниция определния суверенитета в ядерный век. Необходимо найти возможность декларировать и подтвердить решимость применить ЯО в такой ситуации. В то же время следует совершенно определенно отличать такой случай применения ЯО от использования ЯО по чужой территории. Это барьер на пути ядерной эскалации конфликта. Всадник 24.03.2010 16:37Создаётся такое впечатление, что Храмчихин готовит общественное мнение по сдаче ЯО в утиль. Он наверно поставлен еще Горбачёвым или отрабатывает чьи-то деньги? Сражаться нужно всем оружием в и т.ч. ЯО. Но когда министром обороны становится начальник мебельного склада и окружает себя подобными людьми то это страшней ядерного оружия. Если молодёжь не придёт в Армию, а она не придёт при таком систематическом обмане офицеров и особенно ветеранов. Денег нет? Да они все в гос. облигациях США т.е. деньги там. Атак ли как у нас относятся к офицерам в этих странах и к армии вообще.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 21 Ноя 2019 в 12:23. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.