Еще семь лет разоружения…

Чтобы наш читатель имел полное представление о размерах сокращения, сообщим, что в 1991 году, на момент подписания договора СНВ-1, СССР располагал примерно 2,5 тыс. носителей ядерного оружия и 10 тысячами боезарядов. То есть сокращение по сравнению с временами СССР по носителям – в 3 раза, по боезарядам – в 7 раз.

В соответствии с новым договором Россия и США в течение 7 лет обязуются сократить число ракет и самолетов-носителей ядерного оружия до следующих уровней: 700 единиц для развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ); 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ, а также ТБ. Максимальное число атомных боезарядов на всех ракетах и самолетах-носителях определено в 1550.

Это то, что касается содержания подписанного документа. Теперь обратимся к некоторым «деталям», которые зачастую более полно, нежели сухой текст договора, вскрывают его возможные послед­ствия.

Камнем преткновения на переговорах было намерение США создать глобальную систему противоракетной обороны (ПРО). Разумеется, американцы создавали дымовую завесу вокруг этого гигантского проекта, утверждая, что он затевается, дабы защитить Америку да и весь мир от ракет и ядерных боеголовок «государств-парий» в лице Ирана и КНДР. Однако ни для кого не секрет, что система ПРО США прежде всего призвана полностью аннулировать ракетно-ядерный потенциал России.

В ходе переговоров российская сторона настаивала на том, чтобы вопросы стратегических наступательных вооружений и ПРО были увязаны. Проще говоря, от американцев добивались согласия на прекращение программы ПРО. США стояли стеной. Ни о какой «увязке» они и слышать не хотели. В результате система ПРО в тексте договора упомянута, но в такой форме, что позволяет обеим сторонам толковать это упоминание по-своему. Кремлевцы утверждают, что добились увязки. Американцы дали понять, что это упоминание их ни к чему не обязывает.

Поэтому президент РФ сопроводил подписание договора специальным заявлением, что он может «действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем ПРО США». Глава МИД РФ С.Лавров высказался на этот счет более определенно. Он предупредил США, что Россия сохраняет за собой право выйти из договора, если посчитает, что американская ПРО ей угрожает.

Однако американский противоракетный поезд, невзирая на устные протесты российской верхушки, уже мчится вперед на всех парах. США разворачивают ПРО, в перспективе способную сбить больше ракет, чем может иметь Россия по договору СНВ-3.

Обама якобы пошел на уступки, отменив решение Дж.Буша о развертывании баз ПРО в Чехии и Польше. Но недавно Румыния и Болгария «вдруг» заявили, что к 2015 году разместят эти базы у себя. По-прежнему претендует на эту «честь» и Польша. Между тем республиканцы в сенате утверждают, что ратификация маловероятна, если договор будет содержать юридически обязывающие формулировки об увязке наступательных вооружений с противоракетной обороной. Таких формулировок в проекте договора нет, хотя взаимосвязь СНВ и ПРО признана.

Как отметила одна из западных газет, «в послед­нюю минуту в текст соглашения все-таки включили пару слов о ПРО в качестве подачки русским, однако заместитель государственного секретаря Эллен Таушер тут же поспешила подчеркнуть, что никаких «ограничений» в деле развертывания ракет-перехватчиков не будет». Вот вам квинтэссенция американской позиции! А грозные заявления господ Медведева и Лаврова их партнеры в США хладнокровно проигнорируют. Так уже бывало не раз!

Второе обстоятельство, которое российские лидеры и придворные «политологи» явно афишировать не будут, заключается в том, что под сокращение не попадают крылатые ракеты воздушного и морского базирования. А именно они в ядерном и неядерном оснащении все больше составляют основную ударную силу американской армии. Именно крылатыми ракетами за 78 дней «бесконтактной» войны (то есть без вступления войск НАТО на территорию Югославии) была разгромлена эта страна, обладавшая одной из самых сильных армий в Европе.

По некоторым данным, США способны наносить удар с интенсивностью пусков в тысячу крылатых ракет в сутки. Несложно представить себе, какую колоссальную угрозу это высокоточное оружие несет для России с ее начисто разрушенной системой противовоздушной обороны. Итак, США впервые получают шанс надежно «накрыть» наш стратегический ядерный потенциал системой ПРО и арсеналом крылатых ракет, действующих во взаимодействии со средствами радиоэлектронного подавления систем управления. То есть внешняя угроза возрастает…

Далее. Российская сторона в ходе переговоров пыталась решить вопрос о «возвратном потенциале». Дело в том, что американцы боеголовки сокращаемых ракет не уничтожают, а отправляют на склады. Вернуть их назад на платформы ракет-носителей особой сложности не представляет, так что сокращения их ядерных вооружений носят условный характер. В договоре оговаривается только количество развернутых боеголовок, число же боеголовок, ракет и бомбардировщиков на складах документ не ограничивает.

Между тем на Западе уже заговорили о том, что производственные мощности США не позволят приступить к демонтажу ядерных боеголовок раньше чем через 14 лет. В США и так ожидают утилизации 4 тыс. старых боеголовок, некоторые из которых сняты с боевого дежурства еще 15 лет назад. Окончательным сроком их ликвидации называется 2024 год.

Следующее обстоятельство. Переговоры ведутся так, будто в мире есть только две ядерных державы – США и Россия. Однако, как отмечал в одном из интервью Ю.А.Квицинский, «в договоре по-прежнему не должны учитываться ядерные вооружения союзников США по НАТО – Англии и Франции, и таких стран, как Израиль или Пакистан. Но в результате сокращений ядерный потенциал России становится все более сопоставимым с ядерными потенциалами некоторых из них. Раньше, когда на советско-американских переговорах устанавливался баланс между 8–10 тыс. боезарядов на каждой стороне, теми же английскими или французскими ядерными силами можно было, в конце концов, ради достижения договоренности на время и пренебречь. А можно ли это делать сейчас?»

Далее Ю.А.Квицинский обращал внимание на еще один важный фактор: «…у нас может остаться парк, состоящий в основном из носителей с моноблочным боезарядом, а у американцев ситуация будет несколько другой. Помимо этого США имеют многочисленные средства передового базирования по периметру наших границ, которые способны решать стратегические задачи. Такой способностью наши средства с дальностью меньшей, чем стратегическая, не обладают».
Надо иметь в виду и то, что сокращение СНВ происходит в условиях огромного перевеса Америки над Россией в обычных вооружениях и развала Российской армии в ходе «военной реформы», проводимой министром разоружения РФ Сердюковым. Наша газета опубликовала целый ряд материалов, свидетельствующих о плачевном состоянии Сухопутных войск, ВВС и ВМФ. А вот США наращивают мощь именно обычных вооруженных сил.

Теперь к вопросу о будущем этого договора. Напомним о судьбе печальной памяти договора СНВ-2 1999 года, разрушавшего наши стратегические ядерные силы. Г-н Путин, став президентом РФ, чуть ли не первым делом протолкнул этот позорный документ через послушный парламент РФ. Однако тогда заартачился сенат США, не без основания считая, что российский ядерный арсенал развалится сам по себе, а Америке ограничивать себя чем-либо не следует.

Теперь г. Медведев заявил, что президенты «дол­жны обеспечить синхронность внесения на ратификацию». Надо думать, что фракция «Единой России» в Госдуме этот документ проштампует без лишних душевных волнений. А вот ратифицирует ли договор сенат США? Там же ведь нет «Единых США»? В прошлом декабре республиканцы предупредили, что не ратифицируют договор по СНВ, пока Обама не пообещает модернизировать ядерный арсенал США, то есть не примет поддержанный республиканцами план создания нового поколения ядерного оружия.

Поэтому деятели администрации Обамы успокаивают своих правых, утверждая, что новый договор никак не препятствует продолжению работ над проектами противоракетной обороны и высокоточных неядерных стратегических ударных вооружений. Договор «обеспечивает нашу способность развивать глобальные неядерные ударные средства», – заявил председатель комитета начальников штабов США Майкл Муллен. Министр обороны США Роберт Гейтс подчеркнул, что «предусмотренные в этом договоре сокращения не затронут нашу ядерную триаду, документ также не ограничивает планы по защите США и союзников путем совершенствования и развертывания противоракетных систем». Более того, несколько сотен пусковых установок для МБР, которые США придется сократить, могут быть переоборудованы под неядерное оружие.

В заключение хотелось бы напомнить о предостережении Ю.А.Квицинского, прекрасно разбиравшегося в нравах наших «партнеров»: «В прежние годы, когда существовал паритет между СССР и США как по ядерным, так и по обычным вооружениям, для договоренностей о сокращениях… обширных арсеналов была взаимовыгодная основа. С тех пор положение радикально изменилось. США имеют сейчас абсолютное превосходство и по ядерным, и по обычным вооружениям над любым возможным противником или даже группой противников. Их военный бюджет – и это в условиях якобы прекратившейся холодной войны – превышает уже 400 млрд долларов. Они… открыто стремятся добиться абсолютного превосходства не только на земле и на море, но и в космосе.

В этих условиях наши договоренности с ними о сокращениях вооружений должны… заключаться с большой осторожностью. Проще говоря, чем меньше мы будем связывать себя, тем больше возможностей будет оставаться у нас для маневра имеющимися в нашем распоряжении ограниченными средствами».

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 26 Июл 2020 в 18:49. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.