Чего не сказал Медведев в Давосе

Дмитрий Медведев все-таки доехал до Давоса. В общем-то, это хорошо. Если бы домодедовский теракт сорвал приезд президента России на форум, где собрались инвесторы, то можно себе представить, какое представление об инвестиционном климате нашей страны у них бы сложилось.

УТРОМ В ГАЗЕТЕ – ВЕЧЕРОМ В КУПЛЕТЕ

Впрочем, не стоит все же преувеличивать возможные последствия. Газеты все инвесторы читают и, естественно, давно уже знают, что в России временами гремят взрывы. Хотя, конечно, реже, чем в Ираке. Знают инвесторы и то, что в отдельных районах России идут непрерывные столкновения с боевиками. Хотя, конечно, реже, чем в отдельных районах Афганистана. И вообще, про Россию известно из газет, что здесь не лучший инвестиционный климат. Хотя в Сомали и Зимбабве он явно хуже, чем у нас.

Так что по большому счету Медведев мог бы и не приезжать. К отсутствию российского президента отнеслись бы с пониманием и восполнили бы недостаток личного общения с лидером тщательным изучением СМИ. Но тут возникает самый интересный вопрос. Зачем вообще нужны выступления высоких персон перед инвесторами, коли все можно узнать из газет? Те десять пунктов модернизации, которые изложил Медведев в Давосе, не открыли нам чего-то нового. Подозреваю, что и потенциальным инвесторам они ничего нового не открыли.

Понятно, что тусоваться в обществе президентов инвесторам приятно, и уже ради этого они в Давос съедутся. Но по существу такое общение на что-то влияет?

Полагаю, влияет. Есть ряд вопросов, прояснить которые может лишь лично Медведев. Однако как раз об этом в Давосе речь-то и не шла.

ХОР ОЛИГАРХОВ ИМ. ДАНИЛКИНА

Например, история с Ходорковским. Российские олигархи как пионеры хором твердили, что на инвестиционный климат второй срок не повлияет. Возможно, и впрямь не повлияет. Однако, мнение олигархов на этот счет не слишком интересно. Это все равно, как спрашивать зайца, далеко ли охотники. Если зайчик жив, значит еще далеко. Когда будут близко, он уже ничего не скажет.

А вот Медведев мог бы прояснить вопрос. Понятно, что и решения суда, и комментарии Путина – это для внутреннего употребления, для ребят из всяких там «Наших», МГЕРов и пр. Серьезному человеку нужны серьезные толкования. На судьбу Ходорковского и права человека в России ему, естественно, наплевать, но он хочет от первого лица получить не лапшу на уши, а четкое объяснение, почему можно быть уверенным, что с другим инвестором подобного эксцесса не случится. Вот тут-то Медведев и мог бы расстараться, коли уж на Путина все махнули рукой. Но нет, – президент в Давосе отделывается общими словами.

Другой вопрос: Россия и нефтяная зависимость. Все видели совсем недавно, что при резком падении цен на нефть наша экономика накрывается медным тазом. В отличие от экономик других стран БРИК. В Давосе самое место объяснить, произойдет ли при следующем кризисе то же самое, или российская власть что-то сделает за два–три года для предотвращения подобных провалов.

Можно, конечно, и не объяснять. Но тогда надо рассчитывать в основном на тот капитал, который инвестор при появлении первых симптомов краха может быстренько из России вывести. «Горячих денег» у нас и так много. Вряд ли Россия в подобных инвестициях нуждается. Вряд ли стоит ехать в Давос за подобными капиталовложениями. Но, увы, Медведев ничего серьезного на этот счет не произносит. Бесконечные байки про Сколково, кажется, даже российскому обывателю надоели, а уж западным инвесторам впаривать подобную пропаганду не стоит и пытаться. На нее клюет лишь какой-нибудь «хомо останкино», не имеющий иной информации, кроме как от дяди из ящика.

ЧЕГО НЕ СКАЗАЛ МЕДВЕДЕВУ ПУТИН

Затем неплохо бы было Медведеву прояснить потенциальным инвесторам свою собственную судьбу. Любые слова президента в Давосе значат хоть что-то лишь в том случае, если он – не хромая утка. Относительно нашей «утки» есть подозрения, что у нее не только с ногами, но и с крыльями – серьезные проблемы. Не говоря уж о клюве. Понятно, что Путин не сказал еще своему сподвижнику, оставит ли он его на второй срок. Но коли Дмитрий Анатольевич сам этого не знает, чего стоят все его давосские десять пунктов? Можно хоть сто пунктов изложить, если спичрайтеры хорошо поработают. Но к реальной жизни все это никакого отношения иметь не будет.

Далее – формирование в России мирового финансового центра. Вряд ли хоть один парень из Давоса сумеет назвать мировой финансовый центр, созданный в стране со столь несвободной экономикой, как Россия. Не бывает таких центров в природе. Рассуждать об их создании – все равно, что рассуждать о переносе Лазурного побережья под Архангельск. Архангельск хорош во многих отношениях, но Белое море не прогреть до средиземноморских температур даже с использованием нанотехнологий им. Анатолия Борисовича Чубайса.

Возможно, Медведев что-то знает о планах резкой либерализации российской экономики. Тогда об этом надо было сказать в Давосе. Однако то, что он поведал о планах приватизации на ближайшие годы, к созданию финансового центра отношения не имеет. Приватизация всегда лучше национализации, но то, что у нас сейчас планируется, – не более чем чайник кипятка, вылитый в Белое море. Потепления от этого не произойдет.

Увы, складывается впечатление, что к данному вопросу Медведев относится так же, как к вопросу о демократии. Если ключевой признак современной демократии – это устойчивая убежденность граждан в том, что они живут при демократии (так сказано было в Давосе, а до этого в Ярославле), то значит, ключевой признак мирового финансового центра – это устойчивая убежденность властей в том, что они создали такой центр. Через год-другой нам, очевидно, объявят, что Москва стала мировым финансовым центром, и на этом работа по его созданию завершится.

Читайте также: Новости Новороссии.

Опубликовано 03 Апр 2020 в 15:11. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.